Общество

Одиннадцать по лавкам, не считая собаки

"Комсомолка" побывала в гостях у семьи Натальи и Сергея Кузнецовых, которые воспитывают четверо родных и семь приемных детей
Для мамы и папы здесь все принцы и принцессы.

Для мамы и папы здесь все принцы и принцессы.

Фото: Илья СМИРНОВ

Юля, Миша, Даня, Даша, Таня, Ксюша, Андрюша, Маша, Геля, Лена, Лиза - в семье Натальи и Сергея Кузнецовых одиннадцать детей. Четверо родных и семь приемных. Но разобраться, кто здесь «из живота», а кто из детского дома, мы не смогли за целый день.

- Мама, мамочка, мамуля, мне четверку поставили! Мамочка, мы на следующей неделе идем в цирк! Мама, мне нужно загадки придумать! - девочки наперебой делятся школьными новостями.

Наталья каждого внимательно слушает, хвалит, улыбается. Сергей радуется за дочерей:

- Ты моя умница, моя принцесса!

Большая семья нынче редкость, такая дружная - одна на миллион.

БУДЕТ ДВЕ ДОЧКИ

История Кузнецовых началась почти 23 года назад. Наталья и Сергей познакомились субботним октябрьским вечером на танцах в Нарвском доме культуры энергетиков.

- Мне тогда было семнадцать лет, совсем девчонка еще, - вспоминает Наталья. - Замуж не собиралась, о серьезных отношениях тоже не очень-то задумывалась.

Сергей чуть старше, только вернулся из армии. Пошел с друзьями отдохнуть и чуть ли не с порога приметил в толпе симпатичную девушку.

- Может быть, это и банально, но я сразу понял, что влюбился, - говорит теперь уже отец большого семейства.

Фото: Илья СМИРНОВ

Предложение сделал через три месяца после знакомства. Наталья попросила время подумать. Правда, размышляла недолго. Кузнецовы поженились в июне 1992 года. Сергей шептал на ушко: «У нас родятся две дочки-красавицы». Молодая жена улыбалась, она мечтала еще и о сыночке. Правда, о том, что детей появится так много, супруги не думали. Первой родилась Юля, ровно через год после свадьбы.

- По ночам дочь заплачет, мне кажется, что я встала, покормила ее, переодела, а она все равно кричит. Баюкаю, качаю и только потом понимаю, что все это снится, - смеется Наталья.

Вторая беременность закончилась печально: малыш погиб, едва появившись на свет.

- Я тогда для себя две вещи решила. Буду рожать только под присмотром мужа, он и поддержит и проследит. А еще, что никогда в жизни не сделаю аборт, - лицо Натальи становится суровым, но это на мгновение. На руках сидит малютка Геля, она тут же начинает всматриваться в мамины глаза, боится, что чем-то ее расстроила.

В 1997 году родился Миша, в 2002-м - Даня.

- Врачи предлагали мне от него отказаться, говорили, уши неправильно расположены, у мальчика синдром Дауна, намучаетесь, - рассказывает мать. - Я и слушать не стала, забрала. Время показало, что доктора ошиблись, все с ним в порядке: здоров, в школе хорошо учится.

В 2005-м на свет появилась Даша. Наталья назвала родных младших детей со смыслом: Даниил - данный Богом, Дарья - дар от Господа.

Старший сын Миша помог родителям построить новый дом.

Старший сын Миша помог родителям построить новый дом.

Фото: Илья СМИРНОВ

Казалось бы, живи да радуйся. Четверо детей, просторная квартира в Нарве, дача, гараж, хорошая машина. Но Сергей мечтал о собственном большом доме. Однако по законам Эстонии Кузнецовы, у которых было российское гражданство, не могли купить участок под строительство.

- Пытались как-то обойти эту норму, но ничего не получалось, - вспоминает Наталья.

А еще женщина в интернете увидела пост от волонтеров - собирали деньги на операцию для девочки-сироты Веры из России. У нее были проблемы с позвоночником. Семья захотела ей помочь, начала выяснять, сможет ли взять малютку, привезти в Эстонию, показать таллинским врачам.

- Пришла в местный отдел опеки, но там мне дали понять, чтобы я и не думала. Сказали, что просто не пустят девочку через границу, - говорит Наталья.

Взять ребенка в тот раз Кузнецовы отказались, но мысль прочно засела в голове. Они поняли, что хотят помогать.

«ВОЗЬМИ КОНФЕТКУ»

На летние каникулы в 2006 году Кузнецовы отправились к родной бабушке Сергея в Ленинградскую область. Как же здесь было хорошо: вокруг лес, тишина, аккуратные домишки. Идея остаться тут навсегда пришла сама собой. А что? Свежий воздух, возможность купить землю, свить семейное гнездо. Съездили в Эстонию только для того, чтобы продать все имущество. Собрали вещи, кухонную утварь, кое-что из мебели и отправились на новое место жительства.

Старый дом, который удалось купить в деревне Вязниковичи в Ленинградской области, перестроили. Делал Сергей все сам, благо опыт в строительстве был большой. Сложился быт, дети пошли в школу, и вот тут Наталья вспомнила давнюю мысль взять под опеку ребенка.

В деревне для ребят раздолье.

В деревне для ребят раздолье.

Фото: Илья СМИРНОВ

Кузнецовы поехали в детский дом в Сясьстрой, чуть больше сотни километров от их нового места жительства. Кого именно хотят взять, не думали.

- Это очень жестоко - выбирать, - уверен Сергей.

Встретили семью хорошо. Показали фотографии воспитанников. Наталья захотела познакомиться с Таней, Андреем и Ксюшей. Ребят буквально несколько дней назад перевели из другого детдома в Волховском районе, поэтому их снимки лежали самыми первыми.

- Андрюша и Ксюша - брат и сестра, они еще проходили диспансеризацию в больнице, - вспоминают Кузнецовы. - А Таню уже выписали, она участвовала в концерте. Вышла на сцену вся такая кудрявая, как кукла.

Наталья признается: того самого чувства, что это ее ребенок, не возникло. Просто бесконечно хотелось помочь. Таню разрешили взять на выходные домой, чтобы проверить, смогут ли они ужиться вместе, каково это - быть приемными родителями. Как только девочка переступила порог дома Кузнецовых, сразу же, не стесняясь, спросила: «Можно вы будете моими папой и мамой?» Отказать после этого они не смогли. Таню даже не повезли обратно в детский дом на время, пока будут оформлять бумаги, договорились с опекой. Спустя несколько недель забрали и Андрея с Ксюшей.

- Нас не отговаривали от решения, просто предупредили, что у девочки была клиническая смерть, а мальчик очень тяжелый, всех обижает, не слушается, - вспоминает Наталья. - Мы с мужем переживали только из-за одного - как они смогут найти общий язык с нашими детьми.

Опасения были ненапрасными, Таня периодически поколачивала нашего старшего сына Мишу, доставалась от нее и другим. То на спину запрыгнет, то пинка даст.

- Не знаю, за что она боролась, - вздыхает Наталья. - Мы с мужем в один из вечеров сели обсудить ситуацию. Да - тяжело, да - нелегко принять, но у Тани практически нет шансов попасть в семью, и она это понимает. А если мы решились на этот шаг, то не можем предать.

Так большое семейство начало учиться жить вместе и уважать друг друга. Только соседи не понимали, зачем Кузнецовым такая обуза. Поговаривали, что из-за денег. Старались выяснить, что в доме происходит.

- Андрюша приходит однажды с прогулки и протягивает мне жвачку, - вспоминает Наталья. - Говорит: «Мама, мне тетя дала, сказала, чтобы я спрятал, а я не понимаю, зачем? Может, ты мне объяснишь?» Видимо, эта тетя решила, что детей мы не кормим.

В МУРМАНСК ЗА ДОЧКОЙ

- Папа, я спящая красавица, ты меня должен разбудить, ведь ты же принц, - маленькая Маша качается в гамаке, зажмуривает глаза и ждет, пока отец придет ее спасать.

Даня профессионально отправляет мяч в корзину.

Даня профессионально отправляет мяч в корзину.

Фото: Илья СМИРНОВ

Девочке всего пять лет, знает наизусть стихи, смелая, уверенная. Наталья взяла ее из детского дома, когда малютке было всего несколько месяцев.

- Волонтеры написали, что в Мурманске есть Маша, которой очень нужна помощь. Она появилась на свет без ручки. - Наталья дословно помнит тот самый пост в интернете. - Не было фотографий, просто ее история.

Никто девочкой не интересовался. Кузнецовы решили забрать ее себе. Собрали документы, созвонились с отделом опеки в Мурманске. Там обрадовались, что у Маши появился шанс.

- Мы с Сергеем поехали туда на машине, ребятню оставили его родителям. Свекровь по профессии воспитатель, ей легко с нашим детским садом управляться, - улыбается многодетная мама.

Девочку должны были отдать без проблем.

- Вам только надо обязательно поставить отметку у регионального оператора, - немного смущаясь, предупредили в отделе опеки.

«Отметка» растянулась на несколько месяцев.

- Зачем вам проблемный ребенок? - не понимала сотрудница ведомства. - Откуда вы вообще о ней узнали? У нее тонус мышц, и по сифилису она проходит! Вам ее не потянуть.

Наталья стояла на своем:

- Мы ее забираем!

Кузнецовым разрешили встретиться с Машей.

- Вы знаете, и в этот раз нигде ничего не екнуло. Лежит маленький сморчок, никаких чувств не было, просто маленькая беззащитная девочка, которой нужен дом, - признается Наталья. - Мне будто кто-то шептал на ушко: «Справишься, потянешь».

Опеку над Машей установили 18 июня, просто позвонили и сказали: «Забирайте, раз хотели».

За девочкой Наталья поехала одна, на поезде. Набрала с собой вещей: комбинезончиков, кофточек. Тащила огромную сумку, но ничего из этого не пригодилось. Волонтеры помогли добраться из детского дома до вокзала. Посадили в вагон. В Лодейном Поле жену и дочку встречал Сергей со старшим сыном Мишей.

- Я хотела отдать мужу малышку, а она так разревелась - не хотела, чтобы я ее отпускала, - вспоминает Наталья.

В деревне на ребенка-инвалида многие показывали пальцем, да и сейчас не легче. Маша сама одевается, пишет левой ручкой, хотя и правша. Никаких проблем в быту нет. А в конце апреля ей установят протез, вызов в больницу уже пришел.

ОТ ОГНЯ РАСПЛАВИЛОСЬ ЗОЛОТО

Ангелину взяли из детского дома в Тихвине. У малышки врожденная особенность - нет трети стопы. Ее тоже ждут на протезирование, как и Машу. Кузнецовы забрали Гелю, когда ей был год и восемь месяцев. Нелюдимая, очень замкнутая.

- Везли домой на машине, так она на каждой кочке начинала орать. Долго приучали к горшку, разговаривать начала только в четыре года, - говорит Наталья.

Зато сейчас Гелю не угомонить. Ей все интересно, она первая бросилась с порога знакомиться с корреспондентами «Комсомолки», представила своих сестер и братьев. А еще девочка очень любит петь, собирает из конструктора себе что-то наподобие гитары и затягивает детские песенки.

Через полгода, когда в доме появилась Ангелина, произошел пожар. Сгорело практически все. Дети успели вынести на улицу ноутбук, документы и домашних питомцев. От семейного гнезда остался только один фундамент. В сейфе расплавилось золото, деньги превратились в пепел.

- Хотелось лечь и не вставать, - признается Наталья. - Но надо было жить ради детей.

Семья из одиннадцати человек перебралась в двенадцатиметровую комнатку к пожилой бабушке Сергея. Спали на полу, утром отправлялись в местную администрацию - просили помочь. Там только руками разводили: мол, маневренного жилья нет. Предложили поселиться в разваленном доме. Потом дали в пользование две двухкомнатные квартиры, но каждый месяц перезаключали договор.

- У нас уверенности в завтрашнем дне не было, могли в любой момент прийти и выгнать, - вспоминает Сергей. - В одной квартире спали, все было заставлено кроватями, во второй кушали и общались.

Очень помогли простые люди, по большей части незнакомые. Привозили одежду, тетради, учебники, постельное белье, холодильник, стиральную машину, мебель. Кто-то переводил деньги. Бизнесмен из Лодейного Поля подарил Кузнецовым стройматериалы на новый дом.

- Один мужчина дал нам деньги и сказал: «Чтобы вы могли больше детей обогреть», - рассказывает Наталья. - Он сам из детского дома, знает, что такое расти без родителей.

Новое семейное гнездо Наталья и Сергей строили больше года. Сразу решили, что материалы будут использовать только самые современные, которым огонь не страшен. По программе для многодетных семей администрация им возвела еще один дом. Так что на участке сейчас целых два здания.

- Ничего страшного, у нас детей много, кому-нибудь и пригодится, - говорит Сергей.

ТЯЖЕЛО? ИДИ В ЛЕС!

«Могли больше детей обогреть» - эта фраза не давала Кузнецовым покоя. Ведь люди им помогли, значит, и они должны продолжать помогать. Так в семье появились Лена и Лиза.

- Иной раз просматриваешь специализированные сайты, всех жалко, всех хочется приютить, - улыбается Наталья. - У нас с Сережей всегда мнения сходятся по поводу тех, кого забираем домой.

Сейчас женщина присмотрела еще одного малыша. Но все же пока не решается взять.

- Ребенок слепой, его надо возить в специальную школу, адаптировать, в условиях деревни это очень сложно, - не обманывает себя Кузнецова.

Переезжать из Вязниковичей семья не собирается. Сергей уверен, что чуть вдали от цивилизации даже лучше. Дети не попадут под дурное влияние. Они общаются только друг с другом и с друзьями по школе.

На вопрос, тяжело ли любить чужих детей, Наталье ответить не так просто.

- Это, может быть, звучит немного странно, но любить начинаешь, когда перестаешь чувствовать запах, привыкаешь к нему, - говорит Кузнецова. - С кем-то получается за месяц, с кем-то - год, с кем-то - целых три. Надо терпеть. Невозможно отодвинуть ребенка, который хочет тебя обнять. Если совсем трудно, иди в лес, кричи и возвращайся домой, там тебя ждут.

- Всегда опеку и усыновление пытаются нарисовать в радужных красках: мол, у тебя будет ребенок. Но радость наступает только после, - предупреждает Сергей.

ЕСТЬ ПРОБЛЕМА

Папа Сергей Кузнецов:

«В детском доме ребят не учат беречь вещи. Они очень легко ко всему относятся. Можно купить новые кроссовки, а их через день порвут и будут удивляться, почему им не дают другие. Там у воспитанников на все один ответ: «Спонсоры помогут». Поэтому во взрослой жизни им сложно адаптироваться. Или еще случай: если поставить заварку, чайник и сахар, то дети долго будут думать, как из этого получить сладкий чай. Их не учат самостоятельности, всегда кто-то что-то принесет, сделает за них. Ребятам сложно адаптироваться в семье, нужно много времени, чтобы они поняли, в чем ошибка».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Мама Наталья Кузнецова:

«Я хочу, чтобы мои дети выросли добрыми. Чтобы в мире таких людей стало больше, и мир сам стал лучше. Конечно же, и добро должно быть с кулаками: нельзя давать себя в обиду, но нельзя и первым начинать конфликт. Ребята должны уметь протягивать руку помощи. А еще важно, чтобы они были счастливыми. Неважно, кем станут по профессии, ведь можно быть несчастливым директором и счастливым сварщиком. Так ведь?»

Рекомендуемые