Звезды

Повторит ли выставка Василия Кандинского в Петербурге «феномен Серова»

Экспозиция художника в Русском музее будет работать до 5 декабря
В первый день выставку посетило несколько сотен человек.

В первый день выставку посетило несколько сотен человек.

Фото: Александр ГЛУЗ

Помните сумасшедшие очереди на Серова в Москве? Люди стояли по восемь часов на лютом морозе. Брали штурмом филиал Третьяковской галереи на Крымском валу. Даже сломали дверь! Неожиданно у жителей столицы проснулась неудержимая тяга к искусству. Рекордное количество посетителей собрала и экспозиция работ Айвазовского. Накануне в Русском музее в Петербурге открылась выставка Василия Кандинского. Станет ли она такой же ажиотажной?

ДРУГАЯ ЖИВОПИСЬ

В день открытия людское море плавно растекалось по залам. Не останавливалось ни на минуту. И так более получаса. В залах было не протолкнуться. Кто-то с пригласительными, кто-то сжимал в руках глянцевые билеты. Скептики в такой интерес не верили, дескать, Василий Кандинский – художник не для всех, его картины можно понять, только вооружившись его же книгами воспоминаний. Сотрудники Русского музея позаботились, чтобы покупать фолиант каждому посетителю не пришлось. Они показали, в том числе, другого Кандинского. Такого, о котором многие даже не подозревали. С первого зала, шаг за шагом, путь превращения вполне успешного юриста, которому прочили блестящую профессорскую карьеру, в художника, не всегда понятного и понятого.

Один из ранних пейзажей. Таким художника вы еще не знали.

Один из ранних пейзажей. Таким художника вы еще не знали.

Фото: Александр ГЛУЗ

- Последняя выставка Кандинского в Русском музее проходила в 1988 году, - рассказала «Комсомолке» заместитель директора музея по научной работе Евгения Петрова. – Но эта выставка совершенно другая, мы построили ее на «корнях Кандинского».

Вы знали, что художника на его работы вдохновляли иконопись, лубок, картина Клода Моне «Стог сена» и опера Вагнера «Лоэнгрин»? Конечно, в большей степени первые два пункта. Молодой студент-юрист увлекся этнографией, вступил в соответствующее общество любителей и даже писал статьи в журналы по этой теме. Кандинский отправился в путешествие на Север России и «пропал»… Он познакомился с народностью зыряне.

«Я въезжал в деревни, где население с желто-серыми лицами и волосами ходило с головы до ног в желто-серых же одеждах, или белолицее, румяное с черными волосами было одето так пестро и ярко, что казалось подвижными двуногими картинами».

Яркие узоры и стали «музами» его картин.

Русский музей помогает зрителю убедиться в этом, представляя на выставке прялки, посуду, резные двери, покрытые необычными узорами. Сходство налицо.

Первые минуты открытия выставки.

Первые минуты открытия выставки.

Фото: Александр ГЛУЗ

СКАЗКА, КОТОРАЯ СТАЛА БЫЛЬЮ

Как и все художники того времени, Кандинский увлекается мифологией и сказками. Серия картин маслом на стекле представляет уже другого художника. Не менее яркого, но очень трогательного и наивного. Большинство этих работ попали на выставку из частных коллекций. Не самой лучшей сохранности, но даже с утерянными фрагментами впечатляющие. Кто бы подумал, что это тоже Кандинский.

Одна из работ серии на стекле.

Одна из работ серии на стекле.

Фото: Александр ГЛУЗ

Живописец в Мюнхене поступает в местную Академию Художеств. И там преподаватели запрещают ему пользоваться разными красками. Черно-белыми работами Кандинский учится работать с формой. Там же в Мюнхене художник испытывает и первое разочарование. Выставки его работ и товарищей по объединению «Фаланга» публика не оценивает. А хозяин салона, где представляют работы, каждый вечер жалуется, что приходится оттирать экспонаты от плевков зрителей.

Покидает Германию Кандинский с началом Первой мировой войны. Переживает в России революцию. И создает уникальные картоны с росписями для советского фарфора, который выпускают на бывшем Императорском фарфоровом заводе. Всего десять разных мотивов.

- На нашей выставке мы представляем шесть из них, - уточнила Евгения Петрова.

Это фарфоровая пара, выполненная по эскизам Василия Кандинского.

Это фарфоровая пара, выполненная по эскизам Василия Кандинского.

Фото: Александр ГЛУЗ

В этом же зале, на скамейках в восемь мест демонстрируется фильм о жизни и творчестве художника. О его любви, гонениях, смерти во Франции.

Спустя десятки лет за право называть Кандинского своим художником соревнуются три страны – родина Россия, Германия, где он научился писать и Франция, где провел последние свои годы, скрываясь от пришедших в Германии к власти национал-социалистов, объявив его работы дегенеративным искусством.

Попробуйте разглядеть на этой работе Георгия Победоносца.

Попробуйте разглядеть на этой работе Георгия Победоносца.

Фото: Александр ГЛУЗ

ЕСТЬ ЛЕГЕНДА

Василий Кандинский скончался в 1944 году во Франции. Но многие рассказывают удивительную историю, что его душа… вселилась в американца Дэвида Паладина. Дэвид родился в США в ноябре 1926-го. Рос неуправляемым мальчишкой, попал в плохую компанию, чтобы не очутиться в тюрьме, сбежал на войну. Попал в концлагерь Дахау. Там его жестоко пытали. В том же 1944 году, его приняли за мертвого и снесли в подвал к другим телам.

Когда в Дахау вошел английский патруль, Паладина опознали по отпечаткам пальцев и подготовили к отправке на родину. Но неожиданно труп ожил. Правда, «ожил» не совсем правильная формулировка, Дэвид пришел в себя только спустя два года и сразу же на чистом русском, которого никогда в жизни не учил, заявил, мол, я русский художник Василий Кандинский. Паладин неожиданно начал говорить и на очень правильном немецком языке, которым в совершенстве владел Кандинский. Заиграл на музыкальных инструментах, которые изучал Кандинский – флейте и фортепиано. А еще в нем неожиданно проснулась дар писать. Очень похоже на то, что создавал русский художник.

Его работы впоследствии всегда экспонировали на выставках Кандинского в музее Гуггенхейма в Нью-Йорке. А искусствоведы не могли определить, где же настоящий Кандинский, а где «новый».

По легенде, Кандинский перед смертью очень сожалел, что не смог сделать все, чего хотел. А еще поговаривал, что дед художника был бурятским шаманом. Паладин тоже не так прост, он сын индианки племени «Навахо». Такая вот история о реинкарнации.

ВАЖНО

Выставка «Василий Кандинский и Россия» работает до 5 декабря.

Где: Корпус Бенуа Русского музея, Набережная канала Грибоедова, 2. Метро «Невский проспект».

Время работы: Среда, пятница, суббота, воскресенье с 10.00 до 18.00. Среда с 10.00 до 20.00. Четверг – с 13.00 до 21.00. Вторник – выходной.

Цена билета: для взрослых посетителей – граждан России или Республики Беларусь, а также иностранцев, имеющих официальный постоянный вид на жительство или работу – 300 рублей, студенты, пенсионеры и школьники – 150 рублей.

ДОСЬЕ «КП»

Василий КАНДИНСКИЙ родился в 1866 году в Москве. Был одним из основоположников абстракционизма. Но вначале получил музыкальное и художественное образование. Поступил в Московский университет на юридический факультет, который с успехом окончил. И в тридцать лет решил стать художником, отказавшись от места профессора юриспруденции в Тарту. В 1896 году Кандинский переезжает в Мюнхен, поступает в Академию Художеств. В 1914 году возвращается в Москву, а в 1921 году вновь уезжает в Германию. В 1939-м перебирается с супругой во Францию.

Василий Кандинский. Необычная фотография на выставке - задумка организаторов выставки.

Василий Кандинский. Необычная фотография на выставке - задумка организаторов выставки.

Фото: Александр ГЛУЗ

ЦИТАТЫ

«В этих необыкновенных избах я и повстречался впервые с тем чудом, которое стало впоследствии одним из элементов моих работ. Тут я выучился не глядеть на картину со стороны, а самому вращаться в картине, в ней жить /…/. Стол, лавки, важная и огромная печь, шкафы, поставцы – все было расписано пестрыми, размашистыми орнаментами. /…/ Когда я, наконец, вошел в горницу, живопись обступила меня, и я вошел в нее… Несколько лет занимало меня искание средств для введения зрителя в картину так, чтобы он вращался в ней, самозабвенно в ней растворялся».

«В Мюнхене я был однажды очарован в собственной моей мастерской неожиданным зрелищем. Сумерки надвигались. Я возвращался домой с этюда, еще углубленный в свою работу и в мечты о том, как следовало бы работать, когда вдруг увидел перед собой неописуемо прекрасную, пропитанную внутренним горением картину. Вначале я поразился, но сейчас же скорым шагом приблизился к этой загадочной картине, совершенно непонятной по внутреннему содержанию и состоявшей исключительно из красочных пятен. Ключ к разгадке был найден: это была моя собственная картина, прислоненная к стене и стоявшая на боку. Попытка на другой день при дневном свете вызвать то же впечатление удалось только наполовину: хотя картина стояла также на боку".

«Москва: двойственность, сложность, высшая степень подвижности, столкновение и путаница отдельных элементов внешности, в последнем следствии представляющей собою беспримерно своеобразный единый облик, те же свойства во внутренней жизни, спутывающие чуждого наблюдателя (отсюда и многообразные, противоречивые отзывы иностранцев о Москве), но все же в последнем следствии – жизни такой же своеобразно-единой. Эту внешнюю и внутреннюю Москву я считаю исходной точкой моих исканий. Она – мой живописный камертон…»

«Краска как таковая являет собой могучее средство прямого воздействия на душу. Краска – клавиша. Глаз – молоточек. Душа – рояль со многими струнами. Художник – рука, приводящая через посредство той или иной клавиши человеческую душу в целесообразное колебание. Так становится ясным, что гармония красок может быть воздвигаема исключительно на принципе целесообразности достигаемых колебаний человеческой души. Этот базис должен быть назван принципом внутренней необходимости».

«Белый цвет /…/ представлялся как бы символом Вселенной, из которой все краски как материальные свойства и субстанции исчезли. Этот мир так высоко надо нами, что оттуда до нас не доносятся никакие звуки. Оттуда исходит великое безмолвие, которое в материальном изображении подобно холодной, уходящей в бесконечность стене, которую не перейти, ни разрушить /…/ Белый цвет звучит подобно молчанию, которое может быть внезапно понято».

«Живопись есть грохочущее столкновение различных миров, призванных путем борьбы и среди этой борьбы миров между собой создать новый мир, который зовется произведением. Каждое произведение возникает и техничски так, как возник космос – оно проходит путем катастроф, подобных хаотическому реву оркестра, выливающемуся в конце концов в симфонию, имя которому – музыка сфер. Создание произведений – есть мироздание.»

ФОТОРЕПОРТАЖ: Повторит ли выставка Василия Кандинского в Петербурге «феномен Серова»