2017-06-14T22:39:20+03:00

История перевала Дятлова: Почему Семен Золотарев не боялся выговоров и увольнений

Наши корреспонденты попытались найти ответ на этот вопрос, разбираясь в истории перевала Дятлова и биографии самого старшего участника рокового похода
Поделиться:
Комментарии: comments131
Одно из последних прижизненных фото Семена Золотарева из рокового походаОдно из последних прижизненных фото Семена Золотарева из рокового похода
Изменить размер текста:

Многие читатели упрекают нас в том, что мы слишком пристально изучаем личность Семена Золотарева. Так и пишут в комментариях на нашем сайте: «Зачем это нужно? Оставьте человека в покое». Попытаемся объяснить, почему они не правы. Личность Золотарева не менее загадочна, чем в целом и трагичная история перевала Дятлова. Мы уже не раз писали о странностях его биографии: и военной, и послевоенной. Например, непонятно, каким образом он оказался после окончания вуза в Пятигорске, если на самом деле был распределен в Гродно. Почему, вступив в партию, плевать хотел на партийные поручения? Как он вообще, будучи коммунистом и фронтовиком с боевыми наградами, умудрялся оставаться вне советской системы? Почему для него походы в горы были дороже всего на свете? Не связано ли это увлечение с таинственной смертью всей группы и печальной историей перевала?

ПРИБЫЛ БЕЗ ТРЕБОВАНИЯ

В поисках новых документов о Семене Золотареве мы обратились в Государственный архив новейшей истории Ставропольского края. Благодаря его сотрудникам и в частности директору Наталье Любимовой, узнали немало интересного.

Семен Золотарев прибыл в Пятигорск в 1950 году из Беларуси, где он окончил институт физкультуры и был распределен в Гродно. Однако ехать туда работать Семен Алексеевич даже не собирался.

Из материалов личного дела Золотарева из Пятигорского педагогического института известно, что он явился туда, имея на руках направление из Министерства просвещения РСФСР. Как ему удалось раздобыть эту бумагу, история умалчивает. Люди, знакомые с порядками тех времен, утверждают, что либо у него там были какие-то связи, либо Белорусский институт отправил в министерство ходатайство с просьбой пристроить своего выпускника. Не будем исключать и тот, и другой варианты развития событий, пока у нас не будет документальных доказательств. Достоверно мы знаем то, что после окончания института в 1950 году Семен приезжал в Москву. На память об этой поездке осталась фотография с сестрами, с которыми он встречался в столице. Скорее всего, в это время он и получил направление из Минпросвещения в Пятигорск.

Семен Золотарев с сестрами. Фото на память о встрече в Москве. Фото из личного архива Аллы Боровиковской

Семен Золотарев с сестрами. Фото на память о встрече в Москве. Фото из личного архива Аллы Боровиковской

Из архивных бумаг известно, что, на самом деле, в Пятигорске Золотарева не ждали. В протоколе заседания партийного бюро Пятигорского пединститута от 15 января 1951 года написано, что наш герой прибыл «из Москвы с путевкой министерства без требования института».

- Это значит, что институт не делал запрос в Минпросвещения на специалистов, - комментирует директор архива Наталья Любимова. - И конкретно Золотарева сюда на работу никто не вызывал.

Но тем не менее, Золотарева взяли ассистентом кафедры физвоспитания. Как коммуниста, его сразу поставили на учет в партийную организацию пединститута. Нового сотрудника контролировали, проверяли, как он ведет занятия. И в итоге выяснилось, что он имеет «очень слабую теоретическую и, особенно, практическую подготовку и поэтому самостоятельно проводить уроки физвоспитания не может». Тогда же Золотареву был сделан выговор «за антипартийное поведение, выразившееся в нарушении трудовой дисциплины и появлении на избирательном участке в нетрезвом виде».

Очевидно, что после этих событий Семен Алексеевич уходит из института. А 30 января 1951 года его зачисляют лаборантом курса физического воспитания Пятигорского фармацевтического института, руководство которого почему-то не смущают слабые профессиональные данные нового сотрудника.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ

В фармацевтическом вузе Золотарев отработал 3,5 года. Параллельно он учился на вечернем отделении Пятигорского университета марксизма-ленинизма. Есть мнение, что это заведение имело статус общественной организации, и для Семена тамошнее обучение было партийной нагрузкой. Однако точно известно, что в этом университете были факультеты, учебный план, зачеты, экзамены и выпускник получал высшее партийное образование.

Диплом выпускника Пятигорского университета марксизма-ленинизма. По документу видно, что это учебное заведение претендовало на то, чтобы именоваться полноценным вузом. Фото из личного архива Владимира Малышева

Диплом выпускника Пятигорского университета марксизма-ленинизма. По документу видно, что это учебное заведение претендовало на то, чтобы именоваться полноценным вузом. Фото из личного архива Владимира Малышева

Не знаем, окончил ли Золотарев этот вуз, но в какой-то момент его назначают председателем избирательной комиссии фармацевтического института. Должность и по сей день ответственная, и весьма хлопотная. Но нашему герою море по колено, и зимой 1953 года он «не посоветовавшись с партийным бюро, оставил избирательный округ, председателем которого он был, и ушел в туристический поход на гору Машук и Бештау». Партсобрание выносит поведение физрука на обсуждение и, «принимая во внимание искреннее заверение Золотарева, что он перестроит свою работу», не наказывает вопиющего нарушителя трудовой дисциплины.

- Вообще рядового сотрудника за подобные дела уволили бы без лишних разговоров, а может быть и исключили бы из партии, - объясняет Наталья Любимова. - Но на тот момент Золотарев считался молодым специалистом. Так называли тех, кто еще не отработал три года после окончания вуза. И поэтому возились с ним, как с дитем малым.

Наталья Ивановна - опытный архивист и кому как не ей знать тонкости партийного дела.

Но нас в данном случае смущает тот факт, что в педагогическом вузе не посчитались с его статусом «молодого специалиста» и либо уволили из института, либо позволили уволиться. Документов на сей счет у нас нет.

Семен Золотарев с родственницами в Пятигорске. В этой подписи скрыта загадка от Семена Золотарева. Сможете разгадать? Фото из личного архива Аллы Боровиковской

Семен Золотарев с родственницами в Пятигорске. В этой подписи скрыта загадка от Семена Золотарева. Сможете разгадать? Фото из личного архива Аллы Боровиковской

УЛИЧИЛИ ВО ВЗЯТКЕ

Коммунист Золотарев еще не раз нарушал партийную дисциплину. Он мог себе позволить вообще не явиться на партсобрание, где вновь разбирали его недостойное поведение. Что это - смелость или безрассудство? Из фарминститута его в итоге увольняют. Уехал куда-то в командировку по «второму совмещаемому месту работы и не поставил об этом в известность руководство вуза». Помимо института он официально был трудоустроен в Пятигорском комитете по физкультуре и спорту. Но кем он работал и какие обязанности выполнял, пока непонятно.

Вызов Золотарева по второму совмещаемому месту работы Фото: Архив "КП"

Вызов Золотарева по второму совмещаемому месту работыФото: Архив "КП"

Приказ об увольнении Семена Золотарева из фармацевтического института Фото: Архив "КП"

Приказ об увольнении Семена Золотарева из фармацевтического институтаФото: Архив "КП"

Известно, что в 1954 году он устроился учителем физкультуры в школу №1 города Лермонтов. Все это время он живет у своей тетки, с которой периодически ругается. Очевидно, родственница жалуется на него в партийную организацию, и там Семена Алексеевича ругают за «недостойное поведение в быту».

- Из архивных документов и ваших комментариев складывается ощущение, что Семен Золотарев никого и ничего не боялся, - рассуждаем мы в разговоре с директором ставропольского архива Натальей Любимовой. - Может быть, у него был какой-то покровитель?

- Думаю, что нет, - отвечает Наталья Ивановна. - У нас есть сведения, что в мае 1955 года он был наказан по партийной линии за соучастие с гражданской женой в попытке дачи взятки с целью решить вопрос с жильем.

- Квартиру себе выбивали?

- Непонятно, судя по всему, пытались какое-то отдельное жилье получить. Но заметьте не сам Семен, а его жена. Он был лишь соучастником преступления.

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Мы встретили Золотарева в Новосибирске»

Житель Пятигорска рассказывает о том, каким он запомнил своего учителя.

В 1954 году Владимир Малышев пошел в 7 класс. Тогда же в лермонтовской школе № 1 появился новый физрук. Фронтовик.

- Он был неплохим учителем, мы к нему относились с уважением, - рассказывает Владимир Васильевич. - Никогда он не был с нами строгим, обычно веселый, оптимистичный. Помню, как он водил в поход девятиклассников. Повел их под Эльбрус, потом спустился по ущелью в село Хасаут. Это было лето 57-ого года. Ребята потом рассказывали об этом путешествии, показывали фотографии. Еще он был организатором школьных спортивных соревнований по волейболу и баскетболу.

В 1958 году после окончания школы Малышев и его одноклассник поехали в Семипалатинск поступать в железнодорожное училище. Но прибыв на место, отказались от этой идеи.

Выпуск средней школы № 1 города Лермонтова 1958 года. Крайний слева в верхнем ряду - учитель физкультуры Семен Золотарев. Фото из личного архива Владимира Малышева

Выпуск средней школы № 1 города Лермонтова 1958 года. Крайний слева в верхнем ряду - учитель физкультуры Семен Золотарев. Фото из личного архива Владимира Малышева

- Мы были домашними мальчиками, а приехали и столкнулись с руганью, матерщиной, - вспоминает Малышев. - Поэтому решили попытать счастья в Новосибирске. Но и там не получилось. А раз так, то надо возвращаться домой. Это было 1 сентября 1958 года. В кармане всего 4 рубля. Мы пришли на вокзал, выстояли очередь, билетов в общий вагон нет, а на плацкарт не хватает. Встали как горемыки в центре этого громадного вокзала. Вдруг - навстречу Золотарев идет с вещевым мешком за плечами. Мы так ему обрадовались, как будто близкого родственника увидели. Он нас обнял, расспросил, что и как. «Стойте здесь», - говорит. Ушел, вскоре вернулся и дает нам два билета в плацкарт. Поезд, мол, будет через два часа. Как же мы были ему благодарны! Спросили между делом, что он тут делает. Сказал, что собирается идти в большой интересный поход. Пообещал рассказать о нем подробнее, когда вернется. Больше мы его не видели. Спустя несколько месяцев узнали, что он погиб. А ведь нам тогда даже в голову не пришло, что вообще-то 1 сентября он должен был быть в школе, начинался новый учебный год, но ему, очевидно, было не до того.

ОТ АВТОРОВ

Что в итоге получается? Опять сплошные загадки, как и во всей истории перевала Дятлова. Фронтовик Семен Золотарев не дорожит ни карьерой, ни партийным положением, ни семьей, которой у него так и не сложилось. Его главная страсть - походы. Ради них он мог подставить руководство учебных заведений, в которых работал физруком, партийных начальников.

Как-то не вяжется все это с образом советского человека. Свой среди чужих, чужой среди своих. Может быть, правы те, кто считают, что образ жизни Золотарева - это внешняя оболочка, а на самом деле он выполнял какие-то тайные поручения спецслужб? Но в то же время, зачем тогда интриговать с пацанами, рассказывать им о предстоящем большом походе?

А у вас, уважаемые читатели, есть ответы на эти вопросы?

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Перевал Дятлова»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также