2018-11-13T22:15:20+03:00

«Для нас это бедствие»: В Самаре семья с 11 приемными детьми живет без отопления

Наталья Кажаева полтора месяца пытается подключить газ в недавно построенный дом. В это время дети, среди которых 6 инвалидов, вынуждены спать в одежде
Поделиться:
Комментарии: comments29
Дети вынуждены спать в верхней одеждеДети вынуждены спать в верхней одеждеФото: Светлана МАКОВЕЕВА
Изменить размер текста:

Дома у Натальи Кажаевой градусник показывает +10°C. У Натальи 11 приемных детей, и все они ходят дома в куртках и шапках. Трехэтажный коттедж в Зубчаниновке построили этой весной, тогда же и начали оформлять газ. Правда, его до сих пор не дали. Дом до сих пор не отапливается.

- Все документы, которые от меня требовались, я подала еще в сентябре, - рассказывает Наталья Кажаева. – Но их полтора месяца продержали. На приеме плакала, просила, чтобы газ дали как можно быстрее. На улице круглосуточно минусовая температура. Дети болеют, мыться невозможно, спать тоже. На все ответ один: «У нас такой порядок».

Миша (5 лет) - лилипут. Мама пытается его одеть, но Мише, по его словам, всегда жарко Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Миша (5 лет) - лилипут. Мама пытается его одеть, но Мише, по его словам, всегда жаркоФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Моемся раз в неделю

У 9-летней Ани Кажаевой диагноз – глубокая умственная отсталость. Наталья забрала ее в 4,5 года из дома для детей-инвалидов. Девочка была фактически скелетом и весила 7 кг. Она не могла ходить, не понимала речь, не знала, что руками можно управлять. Женщина ее выходила, теперь Аня почти не отличается от других детей. Вот только ей по-прежнему нужен особый уход, а Ане даже негде помыться – вода ледяная, потому что газа нет. От постоянных влажных салфеток у девочки уже раздражение на лице.

- У меня есть дети, которые ходят в памперсах. У них инвалидность. И даже помыться негде. Раз в неделю мы ходим мыться в наш старый дом, он по соседству стоит. Сейчас он пустой, там идет реконструкция. В этом доме такая же температура – +10-12°C, но хоть колонка работает. Дети там моются, а потом бегут по холодной улице домой, тоже в холод. Умываемся мы тоже холодной водой, - возмущается Наталья Кажаева.

Это Аня, которой требуются длительное восстановление и уход Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Это Аня, которой требуются длительное восстановление и уходФото: Светлана МАКОВЕЕВА

В старом доме жить стало невозможно, когда в семье появились приемные дети.

- Я их взяла не в один момент, конечно. С 2013 года начала брать сирот к себе. И вот теперь 11. У шестерых из них инвалидность, им нужно тренироваться. В старом доме делать это было буквально негде. Да и не помещались мы уже. Я бросила в интернете клич, чтобы нам помогли с новым жильем.

В начале 2018 года рядом с прежним домом появился новый – большой, трехэтажный. Он полностью построен на пожертвования неравнодушных граждан: деньги переводили со всего мира. А теперь жить в нем невозможно.

Холодно, а что делать?

- Еще весной мы сделали проекты газификации, - вспоминает хронологию событий Наталья. – В сентябре я сдала все технадзору. Говорила им: вы понимаете, скоро октябрь, мы замерзнем. А они: да-да, мы постараемся. И что? В одном кабинете документы продержали полтора месяца, хотя с моей стороны все было готово.

Старшие девочки уже даже не пытаются быть дома без курток Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Старшие девочки уже даже не пытаются быть дома без куртокФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Старшая из приемных детей – Лиза, ей 16. Она родилась с позвоночной грыжей, и ходить ей тяжело.

- Колготки, штаны, кофта, мамино пальто спасают, - укутанная девочка в зале играет с младшими братьями и сестрами, сидя в инвалидной коляске. - Ну, холодно, а что делать?

В комнате, где дети делают уроки, находиться невозможно. Спальни, которые находятся в самом дальнем уголке комнаты, приходится на ночь прогревать отдельно.

- Внизу стоит два обогревателя. Вечером мы заносим его наверх, по полчаса греем каждую комнату, - делится Наталья, - чтобы хотя бы ночь вытерпеть. Как только спальня прогреется, отправляю одетых детей под теплое одеяло, чтобы температуру сохранить. Так и живем.

Сушить одежду Кажаевым негде – дома слишком холодно. Все, что носят 12 человек, висит на перилах лестницы – над кухней. Это единственное теплое место: там стоит тепловая пушка. Вечера семья проводит вместе. Рядом с кухней раскладывают диван, ставят рядом тепловую пушку, кутаются и лежат на диване – смотрят фильмы.

- Мы держимся только благодаря сухой погоде. Если бы были дожди, я не знаю, как бы мы выжили. 11 пар мокрой обуви и курток. Это как?

В этом доме мерзнут даже кошки, тепловая пушка на кухне стала их излюбленным местом Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

В этом доме мерзнут даже кошки, тепловая пушка на кухне стала их излюбленным местомФото: Светлана МАКОВЕЕВА

«Ради этих детей можно что-то сделать»

Несмотря на то, что с погодой многодетной семье повезло, дети все равно начали простывать. Пока удается обходиться без серьезных последствий.

- Я каждые несколько дней туда приезжала к газовикам. Постоянно слышала: «Да-да-да, вот немножечко осталось. Еще чуть-чуть – и все сделаем». Они все никак не могли отвезти документы. Обещали-обещали, пока я не сказала, что привезу всех детей и мы будем греться в офисе. Отвезли в этот же день. Наутро оказалось, что не хватает одного акта. Как они месяц готовили эти документы? Почему мне ничего не сказали? Потом газовики стали тянуть и заново вызывать техника. Его ждут неделю. У меня случилась истерика – рыдала и ругалась. В ночь начиналась минусовая температура. Плюсовую мы еще как-то терпели.

Наталья Кажаева чуть ли не каждый месяц ездит в газовую службу, чтобы ее дети перестали мерзнуть Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Наталья Кажаева чуть ли не каждый месяц ездит в газовую службу, чтобы ее дети перестали мерзнутьФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Техник, который должен был оформить документы за 3 дня, сделал их, по словам Натальи, за 3 часа. На другом этапе документы, которые готовят 2-4 недели, сделали за сутки.

- Одни входят в положение и делают все быстро. Другие – тянут по полтора месяца, хотя им просто бумажки перевезти в другое место. Мне говорят: у вас новый техник, новые договоры, новые оплаты, потом вставать в очередь на подключение. И вот вопрос: сколько будет эта очередь на подключение? Я считаю, что можно пойти навстречу, раз экстренная ситуация. Ну да, никто не совершил никаких нарушений, не вымогал взяток, придраться к газовой службе невозможно. Но это чисто человеческий фактор. Ради этих детей можно что-то сделать –после работы задержаться, например. Проектировщица после работы переделывала проект.

ВМЕСТО P.S.

На момент подготовки материала газ семье Кажаевых так и не дали. В ночь на 13 ноября в Самарской области температура опустилась до -18°C. В этот вечер Наталья написала:

- Для нас это будет бедствием.

Новый дом для большой семьи закончили строить этой весной Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Новый дом для большой семьи закончили строить этой веснойФото: Светлана МАКОВЕЕВА

ОФИЦИАЛЬНО

В Средневолжской газовой компании (СВГК) ситуацию прокомментировали следующим образом:

- При подключении вновь построенных объектов мы руководствуемся постановлением Правительства №1314. В соответствии с этим документом срок подключения газа для физических лиц может составлять до 1,5 лет. В службе эксплуатации газового хозяйства №6, в зону обслуживания которой территориально входит дом гражданки Кажаевой, стало известно о ее многодетном статусе только на дня. Соответственно, пуск газа назначен максимально быстро. Договор на строительно-монтажные работы заключен 31 мая 2018 года. Срок исполнения – 120 дней. Монтаж выполнили в середине июля. В сентябре заказчик оплатил технадзор, через неделю после этого выезжал инженер. Были строительные замечания, и инженер выезжал повторно - через месяц, 4 октября. Исполнительно-техническую документацию передали 29 октября, зарегистрировали 11 ноября. Работы по врезке и запуску газа запланированы на 14 ноября. Они оплачены Кажаевой сегодня, 13 ноября.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также