2016-07-14T10:30:19+03:00

Телеведущий Василий Ракша: что смотреть школьнику по ТВ в новом учебном году

Западные сериалы и программы приходится адаптировать под российских детей: ценности другие

00:00
00:00

Радио «Комсомольская Правда»С пультом по жизни

Николай НИКУЛИННиколайНИКУЛИНтелерадиоведущий, креативный продюсерРодился в Москве 3 декабря 1986 года. Учусь в Государственном университете гуманитарных наук, сотрудничал с Российским философским обществом и печатался в «Философской газете». Состоял в различных молодежных клубах и объединениях, занимался общественной деятельностью. Сейчас преподаю политологию в университете. Моя любимая книга – «Запах культуры» Хосе Оргтега-и-Гасета; любимый фильм – «Париж, я люблю тебя»; любимая картина – «Свобода, ведущая народ» Эжена Делакруа. С детства искал правду и мечтал стать комсомольцем. В результате, нашел «комсомольскую правду». Ко всему этическому отношусь эстетически, стремлюсь стать личностью через публичность. Как губка впитываю все новые и новые знания. Считаю, что и телевидение является ценным источником сведений, если его смотреть вдумчиво. К чему я и призываю!radiokpНиколай НИКУЛИН, Елена ХАНГА

Елена ХАНГАЕленаХАНГАтелерадиоведущаяЕлена Ханга родилась в Москве 1 мая 1961 года. Отец Абдула Кассим Ханга был премьер-министром Занзибара (1964), репрессирован после государственного переворота и погиб в тюрьме. Мать Лия Оливеровна Голден родилась в 1934 году в Ташкенте в семье афроамериканца Оливера Голдена и Берты Бялик (польской еврейки по происхождению), эмигрировавших в СССР из США. Елена закончила факультет журналистики МГУ, после чего училась в Гарвардском и Нью-йоркском университетах. Замужем, имеет дочь.radiokpНиколай НИКУЛИН, Елена ХАНГА

Николай НИКУЛИН, Елена ХАНГА

В прямом эфире радио КП ведущие Елена Ханга и Николай Никулин вместе с актером и ведущим телеканала «Дисней» Василием Ракшей обсуждаем, на чем воспитываются наши дети.

Ханга:

– Мы решили поговорить о детских передачах.

Никулин:

– Это актуально, 1 сентября дети пошли в школу. Естественно, после школы приходят домой и включают телевизор. Дети смотрят мультики, детские каналы. Хочется задаться вопросом: что смотреть в этом новом сезоне. Ведь новые планы, новые проекты. Это интересно.

Ханга:

– Очень интересно. Потому что в последнее время я жаловалась, что смотреть нечего, дети уходят в Интернет и смотрят западные передачи.

Никулин:

– И мультики отвратительные. Господи, на чем воспитывается наша молодежь!

Ханга:

– Не все отвратительные. Но нет таких передач. И я начинала ностальгировать: раньше была такая передача: «Делай с нами, делай как мы, делай лучше нас» – спортивная, «Зорьки» были по радио. «Ералаш» – это святое, это осталось. «Умницы и умники», «Самый умный» – поговорим об этом. Мне казалось, что мало. А на самом деле очень много. Другое дело, что они все не на федеральных каналах, нишевые. И хотелось бы знать, почему они не на федеральных каналах. А есть те, которые появляются на федеральных каналах. И об одной из таких передач нам расскажет Ракша Василий, это актер и ведущий телеканала «Дисней».

Ракша:

– «Дисней» с 31 декабря 2011 года в федеральном эфире. Он заместил собой канал 7ТВ – полуспортивный, полупозиционирующийся канал.

Никулин:

– Что с ним произошло, почему его закрыли?

Ракша:

– Думаю, там история с поглощениями. Канал «Дисней» стал более актуальным. Он в эфире существует с 2010 года.

Ханга:

– Вы показываете американский «Дисней», который дублирован, или снимаете свой продукт?

Ракша:

– У канала много иностранного контента – много американских версий, итальянских, китайских. Но российский канал «Дисней» делает ставку и на локальный продукт, русские программы, русские сериалы.

Ханга:

– Но вы выдумываете свои программы? Или как «Счастливы вместе» снимают – русские актеры, но на самом деле американские передачи.

Ракша:

– Почти все программы – это адаптации.

Ханга:

– То есть опять ничего нет.

Ракша:

– Мы, актеры, приносим, например в сериалы, свои особенные моменты. Истории. Потому что, сравнивая даже с итальянскими версиями этих программ, американскими, британскими, испанскими, китайскими, немецкими – понимаешь, что у нас получается лучше. И ближе российским школьникам. Адаптацию делают профессионально, не тупо.

Ханга:

– Я все жду, когда же мы свое начнем снимать. Раньше же снимали. Это был не сериал. Но «Денискины рассказы».

Ракша:

– Здесь сталкиваются с проблемами международного формата, международных устоев, которые присущи бренду «Дисней», от нас это не зависит. Другое дело, что адаптируют здесь, в России. Это тоже интересно, и дети с удовольствием сморят.

Ханга:

– Чем американские, итальянские, китайские дети отличаются от наших? В чем именно адаптация?

Никулин:

– У русских детей есть специфический характер. Это широкая русская душа. Им ближе такие мультфильмы, как «Вини-Пух», «Ежик в тумане» – где рассказывают об универсальных ценностях.

Ракша:

– Когда я начал сниматься, и были сверху от канала поправки – я говорю о программе «Приколы на переменке». Это нечто среднее между сериалом и телепрограммами. Там много интерактива. Это ситком, комедийный скетч-сериал. То есть маленькие серии, это похоже на «Ералаш». Когда я там начал сниматься, говорили: сделайте их более русскими, почему они там все Джим и Керри. Я один раз психанул и говорю: что мне, лапти надеть, медведей привести, девочек в кокошниках?

Никулин:

– Вы говорите «лапти» – судя по последнему Евровидению, они пользуются популярностью даже в Европе.

Ханга:

– Серьезно – какие там проблемы? Я иногда смотрела эти передачи, которых миллион на американском телевидении, детских передач. И там проблема: девочка встречается с этим мальчиком, не с тем; целовались – не целовались; вечером пошли – не пошли. О наркотиках там речи не было. Но выпила, и стало потом плохо – эта тема тоже была. Насколько это нашим детям близко? Или вы делаете другой уклон: прочитал Толстого или не прочитал, списывать – не списывать, аморально или нет.

Ракша:

– На самом деле сюжеты берутся из американских серий. Но мы пытаемся делать не резиновые эмоции. Потому что американцы в жизни – я много раз был в Америке – им не веришь, куклы Барби или Кены. Они очень разные, но наши искреннее в жизни.

Ханга:

– Приведите пример. Вам предоставили оригинальную американскую версию. А вы делаете из нее русскую. Без общих слов скажите, что вы конкретно переделали.

Ракша:

– Сложно вспомнить. На самом деле этим изначально занимаются авторы. А мы, когда получаем готовый русский текст…

Ханга:

– Откуда вы знаете, что там было изначально?

Ракша:

– Нам иногда показывают. Нам больше итальянскую версию показывают. Потому что итальянцы придумали этот формат: приколы на переменке. Со мной снимается огромное количество школьников, для которых и снимается.

Ханга:

– Настоящих?

Ракша:

– Да, я единственный ветеран этого проекта, уже закончил институт, а они еще школу не закончили. У нас постоянно что-то вроде летучек, собраний, когда они сами говорят о том, что им интересно, что в этой серии это надуманно. Взрослые, видимо, считают так – а в школе не так. И переписываются сценарии и мы переигрываем по-другому.

Никулин:

– Глубинная тема сейчас поднята. «Дисней» я не так часто смотрю. Хотя есть у меня этот канал. Временами я перещелкиваю. Но в свое время часто включал канал «Никелодеон» – наверняка ваш конкурент. Я не хочу его похвалить или, наоборот, накинуться. Но там есть замечательный мультфильм: «Так говорит Джинджер». Девочка ходит в школу, у нее серьезные проблемы в отношениях с парнями, с болезнями и так далее. Там нет темы наркотиков. Мне действительно показалось, что это скорее американская тема – то, о чем говорит Василий и с чем не согласна Елена Ханга: резиновые улыбки. Эта драматургия, как говорит американский кинематограф: очень важно в фельетонном жанре показать всю историю на уровне двух часов. А у нас всегда в русском кино открытый финал. У нас такая режиссерская школа: на Тарковском воспитанная, Эйзенштейне. Там другие традиции. И я подумал: а что тогда русский стиль? Я вспоминал Гай Германику, которая снимала сериал «Школа». И это ли настоящая школа, где показывают, как люди режут вены, принимают наркотики, ругаются матом. Тем более что с 1 сентября это нельзя.

Ракша:

– На самом деле это общий вопрос. Не буду комментировать Гай Германику, потому что противоречивые эмоции вызывает лично у меня. Но канал «Дисней» и компания «Дисней» вместе с «Первым каналом» запускают в конце этого года, запускают сериал, который называется «После школы».

Ханга:

– Имеются в виду выпускники, или что дети делают после школы?

Никулин:

– Пост-Гай Германика.

Ракша:

– Можем только догадываться, что имели в виду создатели. Я думал: школа после школы – чем же нас порадует канал на этот раз? На самом деле это концептуальный проект, он как раз оригинальный. Изначально, когда его планировали делать, думали взять за основу классический американский диснеевский проект. Но они остановили выбор режиссеров на Андрее Болтенко и братьях Пресняковых. Которые внесли колорит – театральный, русский, очень классический. Это будет своеобразный проект. Потому что там снимаются молодые актеры, много неизвестных молодых очень талантливых ребят. Это музыкальный сериал, они будут перепевать известные русские, иностранные песни. Но делается это в несвойственной манере. Там уклон делается на том, что интересно школьникам делать после школы. Я не знаю всех сюжетов.

Никулин:

– Но мы-то знаем, чем занимаются школьники после школы. Нас ничем не удивить. Вопрос как раз в том, как это показывать. Надо учить хорошему, или показывать так, как оно есть?

Ракша:

– Я видел пару трейлеров этого проекта, этого фильма. Это сериал, там 9 серий. Но они сняты как 9 полнометражных фильмов.

Ханга:

– И чем там занимаются дети? В музыкальную школу не ходят?

Ракша:

– Музыкальную школу они, видимо, закончили. Потому что они ходят тусуются, покупают шмотки.

Ханга:

– Куда они ходят – в клубы?

Ракша:

– У них есть свои местечки. Я был на съемках, все снималось в Таллинне. Делал репортаж и снимался в маленьком камео, то есть в роли себя. У них свой клуб на чердаке, где они перепевали «Мумий Тролля». У них должен быть карнавал, они что-то выдумывают, сочиняют, спорят с учителями. Учителей там играют Пореченков, Гордон. И они очень органично вписываются в эту историю – думаю, будет классно. Первый канал, когда покажет вместе с «Диснеем» – они перевернут сознание.

Никулин:

– А вы на канале учитываете запросы своей аудитории? Мы понимаем, что молодежь тоже другая. Она ориентируется сейчас на Запад и довольно меркантильна. Вы для аудитории адаптируете сюжеты? Для современных детей – про любовь, отношения. Есть такой анекдот, когда родители разговаривают с ребенком и говорят: теперь я больше знаю о сексе. Мы, родители, теперь больше узнаем от детей.

Ракша:

– «Дисней» – это в первую очередь даже не детский канал, а семейный.

Ханга:

– Там нельзя говорить про это.

Ракша:

– Нет, там про это говорят. Там показывают такие фильмы, как «Пираты Карибского моря», где тема секса.

Ханга:

– Проходит красной линией.

Никулин:

– Это посильнее «Фауста» Гете. А как часто «Пиратов» крутят?

Ракша:

– Не знаю, но там много фильмов, которые не то что известны в России. «Диснею» принадлежат много студий: «Буэно Виста» и другие.

Никулин:

– Но есть и классика: «Аладдин», «Король Лев».

Ракша:

– «Белоснежка», «Русалочка» и много других.

Ханга:

– Это святое.

Никулин:

– А вы переозвучиваете? Как «Король Лев» выходил у нас на больших каналах, переозвученный. И в 3D. И там песню «Акуна Матата» переиначили на наш, русский манер, совершенно отвратительно.

Ханга:

– Все испортили.

Ракша:

– Я смотрел этот мультик в детстве в другом переводе.

Ханга:

– И в другом исполнении – что самое главное.

Ракша:

– Мне тоже показалось странным, зачем это нужно было переозвучивать, это было так классно. Но те дети, которые сейчас подрастают и это смотрят, не знают, как было раньше. Этот канал – семейный во всем мире. И они ориентируются на то, чтобы детям было интересно смотреть вместе с родителями. Конечно, там есть сегментировано: что-то показывают для маленьких детей, что-то больше для подростков – какие-то музыкальные каналы. Но в целом канал направлен на то, чтобы дети и родители друг друга хорошо понимали за счет того, что они вместе что-то смотрят.

Ханга:

– Мне интересно: как вы узнаете, чем интересуются дети? У вас есть какие-то фокус-группы? Потому что я на Западе слышала: очень серьезная проводится работа прежде, чем выпускается мультик. Там сажают детей и пробуют на них несколько вариантов концовки этого мультика. Несколько ходов. А у вас как?

Ракша:

– Я не имею отношения к авторству и изобретении. Могу предлагать в уже готовой программе какие-то свои ходы, свои фразы.

Ханга:

– Но вы нашим детям показываете и спрашиваете: как тебе интересней?

Ракша:

– Я знаю, что проводятся фокус-группы. Потому что постоянно присылают результаты и что-то меняют, редактируют. Фокус-группы – это то, что во всем мире использует «Дисней», и вообще все голливудские студии. Этому у нас отдано важное место.

Ханга:

– У вас актеров подбирают – они должны быть, например, похожи на итальянский аналог?

Ракша:

– Мы говорим. Как будто я представитель канала. Я наемный работник.

Ханга:

– Но вы ведущий.

Ракша:

– Я могу с точки зрения человека, который проходил кастинги. Детей изначально подбирали, пытаясь найти внешне как под копирку. Чтобы они походили на итальянских детишек.

Никулин:

– Брюнеты, как я понимаю.

Ракша:

– Нет, среди итальянцев много блондинов, рыжих. Был конкурент на мою роль, вылитый: такой же шебутной. Видимо, у него были кавказские корни – он был очень похож на итальянца. Мне сказали, что на меня смешнее смотреть.

Ханга:

– Но это комплимент.

Ракша:

– Наверное, я тогда тоже это так рас ценил. На самом деле ищут талантливых детей, которые могут раскрепощено вести себя перед камерой. Которые попадают в какой-то типаж, какую-то роль – их не так много.

Ханга:

– Какие проблемы вы обсуждаете?

Ракша:

– В сериале? В «Приколах на переменке»? Так же как в сериале «После школы» показывают, как школьники проводят досуг. Персонажи занимаются тем, что придумывают какие-то приколы. Придумывают, как себя развлечь. Они шутят над учителями, друг над другом. Исполняют какие-то песни, танцуют, выпрыгивают из окна, чтобы друг друга развеселить. Это позитивно и весело.

Ханга:

– Я требую, чтобы вы раскрыли все тайны вашего телеканала «Дисней». И приколы – вы обещали.

Ракша:

– На самом деле все тайны вы узнаете, когда посмотрите новые серии «Приколов на переменке», которые вы в сентябре увидите.

Никулин:

– Небольшое отступление. У меня в эфире как-то был юморист. Я говорю: раз вы юморист – расскажите анекдот. А он на это отвечает, что ни один юморист вот так, с ходу, ни один анекдот не сможет произнести. Потому что они на самом деле печальные.

Ханга:

– Василий, что интересного планируется у вас на телеканале?

Ракша:

– Очень много интересного. Из того, к чему я приложил свою руку, могу рассказать про несколько шоу. Одно из них называлось «Мойк энд прок». Это можно сравнить с детской «Фабрикой звезд». Детям объявляется, что будет вокальный конкурс. Они могут прислать свои песни, залить видео на сайт. За них должны голосовать как можно больше людей. И победители этого голосования будут приглашены в Москву, примут участие. Сначала пройдут подготовку, позанимаются с педагогами. И после этого выступят. И профессиональное жюри выберет из них победителей. Они станут звездами канала. И победителю обещают снять клип.

Ханга:

– Потрясающе. Мне это напоминает «Новую волну» для молодежи. Я случайно увидела на прошлой неделе такую детскую «Новую волну» – я была потрясена. Они так здорово поют! Те люди, которые сидели в жюри – они были просто раздавлены. Они понимали, что эти дети уже в космосе. А эти в далеком Советском Союзе, и поют к тому же под фонограмму. Такие растут дети. Причем, были не из далеких зарубежных стран, а Советский Союз.

Никулин:

– Мне приходит в голову такая аналогия: а Бритни Спирс и Джастин Тимберлейк – разве не через «Микки Маус»?

Ракша:

– Это клуб «Микки Маус», это «Дисней». И Кристина Агилера с ними же, и бывшие участники многих зарубежных групп – они изначально были в «Клубе Микки Мауса». Потом стали суперзвездами, когда их заметили продюсерами. В нашем шоу на канале «Дисней», оно было в прошлом году. Когда его запускали, то все думали: может, они будут стесняться, будет мало заявок. А в результате было огромное количество заявок, огромное количество детей приняли участие в голосовании. Выбрали 12 финалистов. Они приехали. И как обещалось, суперфиналистам, кто попал в тройку победителей – им записали песни, их пригласили сниматься в сериал на канале «Дисней».

Ханга:

– Вы роете яму «Фабрике звезд»?

Ракша:

– Конечно, потому что дети талантливые. Я не ожидал, что у них будут такие голоса. Победила девочка Розалина Ахмадзянова из Набережных Челнов. Манера, в которой она исполняла – я думал, что это Рианна. Там 8 октав – невероятный голос, манера своя собственная.

Ханга:

– Наверное, они где-то занимаются?

Ракша:

– Многие из них занимаются, многие участвуют в конкурсах. Но у нас было ограничение по возрасту до 18 лет. Поэтому там не могли просочиться. А потом, в этом году устроили по аналогии конкурс танцевальный, назывался «Танцевальная лихорадка». И тут можно было участвовать не только детям, но и до 70. Там можно был танцевать всей семьей. На самом деле было иногда так забавно, когда пузатый папа, или мама с ребенком танцуют гавайские танцы – это очень весело.

Никулин:

– Хотел бы перевести внимание на нашу главную тему, что мы изначально заявили. А то все превращается в пиар телеканала «Дисней». Но мы говорим о состоянии вообще нашего телевидения сегодня, в частности с детским вещанием. Вы как смотрите на эту проблему? Нам хватает детских передач, мультфильмов? Или все-таки наблюдается недостаток?

Ракша:

– Думаю, с мультиками большая проблема. Даже не сравнивая с зарубежным мультпромом, русские мультики – те, которые делались в советское время, были концептуальней. Потому что сейчас мультики, которые снимаются, достаточно примитивные. Многие профессионалы, которые себя таковыми считают и делают мультики – продюсеры, режиссеры. Мультипликаторы – снимают примитивные мультики.

Никулин:

– Хочу вспомнить «Ледниковый период» – замечательный мультфильм. Над чем смеется зал? Бабушка применяет черный юмор по поводу смертей, и все начинают смеяться. Или: я ударил тебя по носу – и зал смеется.

Ракша:

– Но главное – как они преподносятся.

Никулин:

– Да, вопрос формы – это лучше, чем в советские времена. А содержание?

Ракша:

– Не могу похвастаться, что я смотрю много русских мультиков. Но хотелось бы, чтобы они развивались. Как будто они застыли на минусовой отметке, и развития нет.

Никулин:

– Почему «Дисней» не делает того, что раньше? Та же «Русалочка».

Ракша:

– Они выпускают. Например, недавний мультик «Принцесса и лягушка». Он снят по такой же системе, как классические мультики, так же прорисован, классный мультик. Там очень много прикольных песен, которые есть в моем плейере. Он такой же добрый, как все классические диснеевские мультики.

Никулин:

– Он по рейтингам опережает «Короля льва»?

Ракша:

– Нет.

Никулин:

– А что могло бы соревноваться? «Оскара» «Дисней давно не получал? Разве что «Пираты Карибского моря», да и то без «Оскара» сидят.

Ханга:

– Но зато его так любят.

Ракша:

– Когда он приезжал в Москву, мне посчастливилось взять у него небольшое интервью.

Никулин:

– Какой он?

Ракша:

– Абсолютно такой же, каким я его представлял. Он был во всем коричневом. Он жутко элегантный, он – смесь всех своих персонажей. Но при этом со своей немножко коварной, немножко расслабленной полуулыбкой на лице, вечно. У него суперчувство юмора. Он любит повеселиться.

Никулин:

– Дошутился с Пенелопой Круз, что в результате развелся со своей красивой женой.

Ракша:

– Пенелопа в счастливом браке с Хавьером Бардемом.

Никулин:

– А вы знаете, что тогда Хавьер Бардем тоже приехал в Москву, его спрашивают: а вы зачем в Москву – следить, чтобы ничего не произошло с вашей женой?

Ракша:

– Развлекать. С ними же еще были дети. У меня тогда был прямой эфир у кинотеатра «Октябрь», по случаю премьеры собрались, весь русский бомонд. И на красной дорожке я дежурил с камерой, с оператором. Думаем, за полчаса встанем до премьеры, как раз приедут. Мы стояли 2,5 часа в прямом эфире.

Ханга:

– Не приехали?

Ракша:

– Нет, они приехали. Но мы замерзли, у оператора аж посинело плечо. Но зато к рам подошел сам Джерри Брукхаймер. Мы с ним немножко поболтали, я напросился к нему в новый фильм.

Никулин:

– Будете сниматься?

Ракша:

– Я надеюсь.

Ханга:

– Я обратила внимание – у «Диснея» есть ситкомы. А есть ли научно-популярные передачи, которые мы так любим? Типа нашего «Галилео», хотя это тоже не наш.

Ракша:

– Больше упор на развлекательные программы на канале.

Никулин:

– «Умников и умниц» нет у вас?

Ракша:

– Нет, это прерогатива Пушного, СТС, Канделаки. У нас нет так быстро говорящих людей на канале. Тину мы приглашали, она снималась в сериале, и Александр Пушной – они вместе у нас снимались. Делали что-то среднее в одной из серий «Приколов на переменке». Что-то среднее из своих программ, было весело. Она действительно очень быстро говорит, и очень в тему.

Никулин:

– Вы бы не хотели познавательную программу, документальный фильм для детей делать на канале.

Ракша:

– Сейчас очень много рассматривают разных форматов.

Никулин:

– Например, есть российский канал «Карусель». Там пытаются как-то образовывать нашу молодежь: и про российскую литературу, и про историю. Я понимаю, что вам трудно про историю: тогда приходится рассказывать и про гражданскую войну в Соединенных Штатах, раз уж вы «Дисней». Но хотя бы литературу, мировую.

Ракша:

– Я смотрел разные каналы «Диснея» в Америке, во Франции. Там таких программ нет. Думаю, что рассчитано на развлекательное.

Никулин:

– Почему американцы такое не делают?

Ракша:

– Видимо, у них есть другие каналы, которые на этом сосредоточены. У нас есть «Карусель», на «Первом канале» детские программы. Елена лучше знает, она готовилась к эфиру.

Никулин:

– Ваш диснеевский блок на «Первом канале» идет с утра. В субботу, воскресенье – по выходным мультики.

Ракша:

– Это мы смотрели еще в детстве, в начале 90-х смотрел. И нынешние дети тоже безотрывно смотрят.

Ханга:

– И как ваш канал – развивается вширь?

Ракша:

– Развивается вширь – они переехали в отдельный офис. Поэтому можно сказать, что развиваются. Рейтинги растут.

Никулин:

– Такой щепетильный вопрос: новый закон вас не затронет по поводу курения? У вас такое есть: курение, мат, алкоголь?

Ракша:

– Думаю, что большинство программ, когда проводятся фокус-группы, когда продюсеры принимают проекты – они ставят маркировку «ноль» на программы. Это значит, нужно смотреть с нуля. У «Диснея» такой сильный бренд, что они не могут себе с сигареткой…

Никулин:

– По-моему, Дональд Дак что-то такое себе позволял.

Ханга:

– «Том и Джерри» – это не ваш мультфильм. А там и насилие.

Ракша:

– Но мы им так сопереживали. Мы же не выросли маньяками.

Никулин:

– Мы просто это еще не анализировали.

Ханга:

– Хочу пожелать вам еще больших успехов. Хотя вас приглашают сниматься в такие знаковые фильмы.

Никулин:

– Новые «Пираты Карибского моря» – уже пятая часть. А шестая выйдет с нашим гостем эфира.

Ханга:

– Пожелаю вам успехов, а нашим телезрителям побольше замечательных детских каналов.

Никулин:

– Следите за своими детьми после 23-х, около экранов не оставляйте.

Ракша:

– Смотрите телевизор вместе с детьми.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

0

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ