2016-07-14T10:30:19+03:00

Екатерина Варнава: «В России на одну красивую женщину приходится даже не мужчина, а половина мужчины!»

Фото: Евгения ГУСЕВА

О борще, новых платьях, подругах красивых женщин, неправильных мужчинах, правильных сериалах и футболе

00:00
00:00

Радио «Комсомольская Правда»Килограмм счастья

Стас БАБИЦКИЙСтасАлександровичБАБИЦКИЙРодился в далекой сибирской тайге. В юном возрасте повторил судьбу Пушкина и был сослан родителями на Кавказ (к бабушке и дедушке). В остальном с Пушкиным до обидного мало общего - в стихах бездарен, в дуэлях всегда побеждаю. Взращен на музыке Rolling Stones. Особенно нравится песня про ай-кент-гет-ноу-сатисфэкшн. И как Памела Андерсон бежит в красном купальнике по пляжу в Малибу. Характер... Ну примерно норд-норд-вест. Женат. В третий раз. Потому что третий раз - алмаз! На радио пришел в ранней юности, когда думал, что здесь все становятся радиоактивными. Ибо очень хотелось светиться в темноте, как собака Баскервилей. Со временем понял, что все будет не так. Но к тому моменту уже крепко подсел на эфир (прямой). Да там и остался. Чему несказанно рад.Стас БАБИЦКИЙ

Стас БАБИЦКИЙ

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» актриса Екатерина Варнава рассказывает нашему редактору Стасу Бабицкому, почему в России женщины очень неуважительно ведут себя по отношению к мужчинам.

Бабицкий:

- С замиранием сердца объявлю! Катя Варнава! Женщина, о которой мечтают все, пришла в студию! Именно ко мне!

Варнава:

- Я должна вам денег!... Чирик.

Бабицкий:

- Весь его сейчас и отработаем.

Варнава:

- Надеюсь.

Бабицкий:

- Это программа про то, как много интересных и разноплановых женщин пытаются ужиться вместе. Мне кажется, если посмотреть на ситуацию сверху, получается хорошая модель нашей страны. Особенно в политическом плане.

Варнава:

- Ого!

Бабицкий:

- Потому что у вас есть свои Зюганов, Жириновский, своя оппозиция, которая все время чего-то бегает, возмущается, но ее всерьез никто не воспринимает. И, конечно, официальная власть.

Варнава:

- Вы рассказали интересную аналогию. Я даже об этом не задумывалась. Но девочкам передам. Может, с год назад мы ушли от формата, что у нас есть какие-то определенные образы, в которых мы существуем. И внутри это все варится в маленьком мирке… Мы от этого отошли. Видимо, кто-то из тех, кто управляет этой системой, видимо, серое вещество сделала выбор в правильную сторону, и понял, что есть правильная аналогия, видимо, с жизнью нашей страны. Я об этом не думала. Сейчас наше шоу существует в формате обыкновенного социума. Мы показываем сплошную бытовуху в лучших и худших ее проявлениях. И мы отошли от того, что кто-то главнее, а кто-то не главнее… И так далее. Все играют самих себя, грубо говоря.

Бабицкий:

- Меня все время пугает в программе «Камеди вумен» то, что там единственный мужчина… И он всегда попадает в слабую позицию. Женщины вертят им как хотят. Неужели мы дошли до такой степени, что это является полной калькой с нашей жизни?

Варнава:

- Мы над Хрусталевым отчасти измываемся. Но это модель поведения обычной женщины, которая так с мужчиной в нашей стране вести себя не может. Мы как бы показываем, что такой вариант возможен, но любая среднестатистическая женщина в нашей стране себя ведет иначе. Она готовит борщи, приходит с работы с тюками в правой и в левой руке. И в каком бы состоянии она ни пришла, она будет стирать, гладить и так далее. И никогда в жизни она не дойдет до того, чтобы чмырить своего мужчину, с которым она делит площадь. А мы показываем, что такой вариант тоже возможен. Посмотрите и посмейтесь! Вот такая есть история.

Бабицкий:

- Катя, неужели тоже борщи? Неужели в вашей обычной жизни существует бытовые проблемы?

Варнава:

- В моей личной? Нет. В этом-то все и дело. Я в своем мире живу. Причем, я в абсолютно нормальной семье выросла. И была воспитана в семье, где присутствуют и борщи, и вынос мусора. Это норма. Но дело в том, что в моей жизни, в моем быту это напрочь отсутствует, что меня не может не радовать. Потому что я не люблю, чтобы было как у всех. Мне нравится… Мне хочется, чтобы было по-своему. И даже мусор в своем доме я выношу регулярно, но не так, как выносят… С ведерком. И готовить я не умею. И не приходилось мне готовить борщей. Не знаю, хорошо это или плохо, мама мне в свое время сказала: «Вот вырастешь, выйдешь замуж и муж тебя будет долбать за то, что ты ничего не умеешь». Но мне так повезло, что мужчина, который рядом со мной сосуществует, от меня пока этого не требует.

Бабицкий:

- Я понимаю, почему Кате не нужно готовить борщи! Знаете, путь к сердцу мужчины лежит через желудок, но она, видимо, находит другой путь.

Варнава:

- Конечно. Я неплохо зарабатываю. Я могу своего мужчину пригласить сходить куда-нибудь поесть вкусную еду. Итальянскую, грузинскую, французскую, какую угодно.

Бабицкий:

- Поэтому многие поколения женщин стесняются зарабатывать, потому что все смотрели фильм «Москва слезам не верит». Все знают, что если Баталов сказал, что женщина не должна зарабатывать больше, значит, это грех.

Варнава:

- Мы возвращаемся к стереотипам чертовым. Женщина должна проживать свою жизнь, любой человек, вне зависимости от пола, как она того хочет. Хочет зарабатывать – пусть зарабатывает. Хочет мужик зарабатывать больше, будет зарабатывать! Будет мужик лежать и ничего не делать, не будет зарабатывать. Это законы такие. И в этом нет ничего плохого и хорошего. Все хотят хорошо жить. И много зарабатывать. Хотят себе позволять то, что другие не могут себе позволить. Я считаю, что если мой мужчина зарабатывает много, а я буду зарабатывать чуть меньше, но тоже нормально, в этом нет ничего зазорного. И никогда в жизни не буду долбать человека рядом.

Вы меня прямо заинтересовали… Действительно, существует такое мнение, что наше шоу в таком чуть фарсовом состоянии олицетворяет собой…

Бабицкий:

- Я даже больше скажу. Все мои соседи, друзья и знакомые говорят, что точно знают, кого сейчас изображает, допустим, Катя Варнава. «У меня точно такая же есть на работе!». Вы попадаете даже не в типажи, а в конкретных людей. Удивительно и точно играете характеры людей.

Как воспринимать такую историю? Мужчины не совершенны, не идеальны. И женщинам все равно нужно выбирать себе спутника. И она понимает, что мужчина не идеал. Про такого в книжках не напишут. У него есть 10 минусов, но у всех остальных по 20. Надо ли идти на эти сделки? Или все-таки упрямо и целенаправленно искать идеал?

Варнава:

- Недавно с девочками на эту тему разговаривали. Где-то в гастролях. Было нечего делать… Какой менталитет у женского и мужского населения у нас в стране и за границей? Я недавно посетила Америку. Давно хотела. Приехала. И, знаете, это для меня нонсенс. Там совершенно нет культа внешности, а в нашей стране он присутствует. Навязанный или нет, но есть определенное стремление женского населения к тому, что надо выглядеть вот так, надо заниматься спортом, ходить в салоны красоты. В Америке к этому относятся совершенно равнодушно. И идет роскошный мужчина, спортсмен, все при нем. И явно не глупый, судя по глазам. И с ним идет никакая, ну, никакущая барышня. Просто никогда в жизни… Она, видимо, не знает, что такое маникюр, никогда она не красила волосы. Такая пара. И там очень много такого. И задаешься вопросом: почему так? Почему здесь такое количество красавиц, все говорят, что в России самые красивые…

Бабицкий:

- Депардье подтвердил!

Варнава:

- Если уж Депардье подтвердил!

Почему так происходит? И на одну красивую приходится даже не мужчина, а половина мужчины. Потому что явно у этого пузатенького лысенького дядечки, который с не самым лучшим характером и достоинствами, еще параллельно есть и какая-то любовница. И за него будет борьба. Неважно, по каким… Потому что он зарабатывает, единственный мужик и так далее. Мы с девочками долго спорили, почему так получается? Что не так с нашими тетками? И я приходу к такому выводу, что в нашей стране есть достойные мужчины. И красивые, и умные, и успешные. И одинокие при этом. Просто женщины наши так устроены, что они не могут дождаться таких, найти таких… Завоевать таких. И совершенно спокойно принимают, что за ними ухаживает такой вот неказистый, у него двадцать минусов. Но он же ухаживает. Значит, надо это принять! Почему никто не борется за свое счастье? Мне кажется, что наши женщины заслуживают много большего. Я призываю это прекратить. То, что я вижу периодически даже по телевизору, я даже перестала смотреть эти каналы, где это реалити, что вот избил муж, для меня это нонсенс. Я не понимаю, как можно это выносить. И почему общество молчит! Пытается разобраться в этой ситуации, а не говорит: уходи! Почему-то все абсолютно убеждены, что другого она не найдет.

Бабицкий:

- Это, наверное, потому что мы издревле воспитаны на советском менталитетном пространстве, где семья и сохранение семьи является важным занятием. Игрой, если хотите. Развод до сих пор воспринимается как что-то страшное.

Варнава:

- Хорошо. За всем этим прекрасным названием «семья», за всей этой мишурой, когда разгрести, где человеческое нормальное отношение? И я сейчас не пытаюсь принизить мужчин и сказать, что все мужики… Ни в коем случае! Зачастую и женщины очень неуважительно ведут себя по отношению к мужчинам.

Бабицкий:

- Есть какой-то пример эволюции влюбленности Екатерины Варнавы? В детстве девочки влюбляются в капитана Грэя, в других персонажей книг, которых в реальной жизни точно не существует. Потом появляются мальчишки-сорванцы из соседнего подъезда. Там робингудовщина такая прет. Потом появляется у многих желание выйти замуж за олигарха. И нужен человек в костюме и с хорошей машиной.

Как-то эволюционировали лично ваши интересы, пристрастия в этом вопросе?

Варнава:

- У меня никогда не было идеала. Правда. Я даже не представляла…

Бабицкий:

- Даже Мел Гибсон?

Варнава:

- Мимо меня прошла эта история! Нет. Если бы мы просто рассуждали, мне нравится он как актер. Как мужчина отчасти мне нравится Хит Летжер. Он нас покинул, к сожалению… Безумно мне импонировал. Если говорить о наших актерах, мне всегда нравится Боярский. Я была без ума от Алеши Корсака из «Гардемаринов»! Правда! Мне безумно нравится Караченцов всегда! Когда посмотрела в детстве «Юнону и Авось», я была под таким впечатлением, что до сих пор себя корю, что не попала на спектакль, чтобы увидеть все вживую.

А прототипа своего кавалера… Никогда не было. Для меня идеал мужского поведения, характера, отношения к женщина – это мой папа. У меня на глазах развиваются отношения. Их совместной жизни уже 40 лет скоро будет. И сколько я себя помню, я вижу совершенно невообразимо идеальные отношения. Для меня это… А чтобы у меня появился какой-то такой… Прямо… такого не было.

Бабицкий:

- Как вы воспринимаете Москву? С чем пришлось столкнуться в вопросах постижения города?

Варнава:

- Я ее толком и не постигала. Я выросла в Германии. И когда приехала в Москву, для меня было дикостью, что здесь нельзя самой ходить в школу, гулять. Тут какие-то катаклизмы происходят. Я уже не говорю о природных и так далее.

Конечно, ко всему привыкаешь. Но тема того, что здесь ребенка без присмотра отпустить нельзя, потому что это мегаполис и здесь огромное количество неадекватных людей, как в любом другом мегаполисе, это пугает и не нравится. У меня вызывает некое отторжение.

Но мне нравится место, в котором я живу, работаю. Мне нравится здесь отдыхать, встречаться с друзьями, знакомиться с новыми людьми, нравится здесь развиваться. И когда я начинаю ездить по другим городам, мне всегда хочется вернуться. Это началось недавно. Я к этому пришла отчасти года два назад. Раньше я к этому равнодушно относилась. Москва и Москва… Мне очень хотелось переехать куда-то в Европу или еще что-то. Сейчас мне хотелось бы иметь где-то недвижимость, чтобы на лето уезжать, но мне все равно хочется сюда возвращаться.

Я спросила маму… Вдруг я заработаю и куплю им дом где-нибудь в Европе… Мама сказала, что из Конькова никуда не уедет! И я ее понимаю. Мне хочется возвращаться. Раньше такого не было. Может, от того, что я сравнила уровень жизни в других городах. Менталитет людей. Все познается в сравнении. Здесь есть потрясающие красивые люди, модные люди. Продвинутые и современные. Это не может не радовать.

Бабицкий:

- Но здесь есть и такой нюанс… Когда люди с большими деньгами, возможностями и амбициями начинают свысока посматривать на весь этот муравейник.

Варнава:

- Это все невежество и плохое образование. И воспитание. Я абсолютно убеждена в том, что человека, которому с маленького заложили определенные принципы, он так себя вести не будет. С каких бы низов он ни поднялся. Я встречалась с разными людьми. Пересекалась. Есть с чем сравнить. Человек всю жизнь учился, заработал эти деньги. И он не позволяет себе плохого поведения по отношению к людям, потому что знает, чего стоит быть официантом, продавцом и так далее. Он через это прошел.

И так же я знаю человека, на которого это все свалилось. Легкий заработок. И совершенно другая модель поведения.

Бабицкий:

- Крышу сносит!

Варнава:

- Абсолютно!

Бабицкий:

- Екатерина Варнава всем известна как очень красивая девушка. Феерически! И если появляется некий мерзавец и негодяй, то как его отшить?

Варнава:

- Я призываю всех женщин не скатываться на уровень хамства. Понятно, иногда хочется… Как только мы переступаем рубеж того, что мы разговариваем с человеком на одном языке, плохом языке, все! Мы стираем границу, кто мужчина и кто женщина. И все. Общаются два быдла. Это за гранью.

Я так воспитана. И я так себя веду по отношению к людям. Я не позволяю, чтобы мужчина неправильного поведения в мой адрес что-то высказывал, говорил и так далее. В моем окружении таких мужчин нет. Может, мое выражение лица о многом говорит. Многозначительный взгляд. С определенного момента в моей жизни такие люди напрочь отсутствуют. Уж не знаю, чья это заслуга. Может, ходит за мной какой-то кавалер, который отпугивает их? Ко мне такие люди не подходят.

Бабицкий:

- Давайте о хорошем. Все девушки любят платьишки. Недавно посмотрели церемонию «Оскар». Там открытые спины и все остальное… А в Москве куда это носить?

Варнава:

- Поговорим о больном. Висит вот этот гардероб у меня. Сумасшедший! Если посчитать сумму всех платьев, это ненормально. Можно открыть свой магазин и все это распродать. И – в благотворительность.

Некуда носить. Я либо работаю, либо на гастролях, либо отдыхаю. Либо куда-то еду на море и там тоже это все не пригодится. И это висит, пылится и скоро это начнет жрать моль.

Бабицкий:

- Но каждый новый шопинг еще прибавляет…

Варнава:

- Естественно. Это порочный круг. И он замкнутый. В этом все и дело.

Вот была в поездке. Вот висит у меня миллиард платьев. Я же еще оттуда привезла. Вдовесок. Но этим летом, я разговаривала с подругой: «Зарекаюсь! Надену всю обувь, которая стоит в гардеробе. И надену все платья!». Куда угодно! Любой повод. Буду носить. Потом будет поздно. Фигура не будет позволять. Дети будут кричать, не выйти никуда. Надо сейчас, пока более или менее свободна.

Бабицкий:

- Заокеанское общество потребления учит нас сериалами, типа «Секс в большом городе» и так далее…

Варнава:

- А вы смотрите этот сериал?

Бабицкий:

- Его уже не показывают. Закончился. Десять сезонов и два фильма – до свидания. Никакого нового развития. Все. Точка.

Но появляются новые молодежные сериалы про то же самое…

Варнава:

- А мне просто интересно отношение мужчин к этому сериалу. Я знаю отношение женщин, людей нетрадиционной ориентации, а как мужчины?

Бабицкий:

- Вот вы футбол смотрите?

Варнава:

- Чемпионат мира.

Бабицкий:

- Вот! А теперь представьте себе, что кроме чемпионата мира существует третья лига Шотландии. И вот примерно так же мужчины воспринимают сериал «Секс в большом городе». Да, конечно. Есть женщина, несколько женщин, а где-то есть другие женщины, которые живут вот такой жизнью. И понаблюдать за этим минут десять интересно, но если не будет забитых голов, дальше смотреть не будет.

Варнава:

- Там определенные образы у барышень. И у них тоже определенная модель поведения по отношению к представителям сильного пола. И, думаю, мужчинам отчасти хотя бы 10-15 минут на подобного рода сериал стоило бы потратить…

Бабицкий:

- 10-15 минут – это то, чего нам и хватает. Но во всех этих сериалах прослеживается интересная тенденция, которая называется «любой ценой выйти замуж». Сейчас очень модно выходить замуж на Запад. Жених-иностранец. Это хорошо и ли это блажь?

Варнава:

- Это повод к чему-то новому двигаться, развиваться. Отчасти, может, выучить язык. И поставить галочку в тех вещах, которые надо сделать в своей жизни. И жить за границей…

Бабицкий:

- В СССР это было понятно. Все хотели за болгарина, за югослава, чтобы хоть немножко в капитализме пожить. А сейчас зачем? Я не понимаю этого!

Варнава:

- Есть определенный стереотип, что там лучше. И обзор ширше, и выбор больше. Так-то она выберет среднестатистического иностранца, а вдруг выйдет за него замуж, а он познакомит ее, или она впоследствии там познакомиться с более роскошным мужчиной? Бог его знает! Среди моих подруг таких нет, которая стремилась бы выйти замуж и уехать за границу. Хотя неплохая идея! Надо кому-нибудь посоветовать.

Хотя… Пока были за границей, много пар наблюдали, что вот она русская, а он иностранец. И опять же, он красивый, а она нет!

Бабицкий:

- Зато она умеет варить борщ!

Варнава:

- Вот!

Бабицкий:

- Катя, неужели, действительно, есть подруги? Мне всегда казалось, что у красивых женщин, у них…

Варнава:

- А знаете, какие у меня красивые подруги?

Бабицкий:

- А страшненькие, они…

Варнава:

- Меня аж бесит! У меня все девочки, которые со мной на протяжении долгих лет общаются… Я не люблю говорить о женской красоте, как вот прямо… Она идеальная. Она должна быть интересная для меня чем-то. У меня все девочки интересные.

Бабицкий:

- Не возникает терок каких-то? Из-за мужчин, из-за шмоток?

Варнава:

- Ни разу у меня с моей подругой не возникло спора, разговора на почве мужчины. Ни одного мужчины у своих подруг я не увела. Это для меня закрытая тема. Вот я такая правильная перед вами предстала… Правда. Даже мысли такой не было! Дружба – отдельно, личная жизнь – отдельно. Точно как и работа.

Бабицкий:

- Понятие «счастье», абстрактное или конкретное, это что? Ведь наш проект называется «Килограмм счастья». И мы всегда, когда заканчиваем беседу с интересным гостем, пытаемся выяснить, что такое счастье лично для Екатерины Варнавы?

Варнава:

- Знаете… Это такой прямо вопросик! Я ненавижу, когда ком в горле. Есть такое понятие… Меня это напрягает. И я не могу нормально работать, существовать в этом обществе, если меня что-то беспокоит, гложет, нервирует и так далее. И когда этого кома нет, все идет своим чередом, для меня это счастье. Когда меня ничего не парит. Единственное, самое глобальное, что может меня по-настоящему загрузить, это если что-то происходит не так с родными и с семьей. С мамой и с папой. Со всем другим я справиться смогу.

Бабицкий:

- Женщина-мечта была у нас сегодня в гостях! Смотрел и наслаждался!

От этой весны чего ждем?

Варнава:

- Чтобы все сняли эту грузную серую одежду! Правда! Наряжайтесь в яркие оттенки! Невозможно на это смотреть! И если есть хоть копеечка, идите в магазины и покупайте! Мы сами себя делаем, делаем свою жизнь. Снимайте эти жуткие пуховики! Правда!

Женщины, не уподобляйтесь мужчинам! Не выбирайте себе серого, черного и коричневого цвета одежды!

Бабицкий:

- Спасибо, Катя!

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

0

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ