2016-07-14T10:30:19+03:00

Олег Гаркуша: «Мне нравится все, что делает Сережа Шнур»

..

С лицом группы «АукцЫон» мы обсудили новую пластинку «На солнце», как слушали музыку раньше, и как сейчас, кого из музыкантов можно назвать гениями, и песню «В Питере пить» группировки «Ленинград» [эксклюзив Радио «Комсомольская правда»]

Олег Гаркуша: «Мне нравится все, что делает Сережа Шнур»

00:00
00:00

Громкие слова как-то неловко использовать, когда разговор идет о творчестве современной группы, исполнителя. В случае с «АукцЫоном» давно уже журналисты и музыкальные критики используют слово «легендарная». Группе в этом году исполняется 33 года. Но до сих пор армия фанатов только множится. И это без всяких маркетинговых изысков, скандалов, жесткой ротации на телевидении.

Каждый новый альбом команды - событие. Группа выпускает альбомы раз в три, четыре года. Самый большой перерыв, кстати, длился 14 лет.

Вот и последнее творение «АукцЫона» выходит через 5 лет после предыдущего. Называется пластинка «На солнце». Некоторые музыкальные критики ее называют одним из главных претендентов на звание лучшего российского рок-альбома 2016 года.

Леонид Фёдоров, лидер «АукцЫона», автор музыки, человек, которого называют головой команды, интервью избегает. Отдувается за весь коллектив Олег Гаркуша - лицо группы. Ему я и позвонил в Петербург. Застал за просмотром футбольного матча Евро-2016.

Арасланов:

- Олег, почему вы не принимали участие в записи альбома «На солнце»?

Гаркуша:

- Как я понял, я не очень был уместен в этом альбоме. Но творчество есть творчество, и я ни в коем разе не расстраиваюсь. В свое время я не принимал участие, по-моему, в «Бодуне», в «Чайнике вина»... Так что ничего страшного нет.

Арасланов:

- Тем не менее, как вам пластинка? Понравилась?

Гаркуша:

- Скажу откровенно, сначала мне не понравилось вообще. Потом на двух репетициях мне понравилось, а на концерте понравилось вообще все практически. Потому что, во-первых, пластинку я слышал на «мыльнице». Так делают практически все музыканты - исходят из того, что материал будет слушаться на «мыльницах», в машине и так далее. А здесь это сделано для того, чтобы люди слушали в хорошем качестве.

Арасланов:

- Но сейчас же времена такие - мало кто заморачивается на качестве. Индустрия диктует. Мне кажется, у профессионального музыканта должно вызывать раздражение то, как сейчас музыку слушают - в телефонах, в средненьком качестве, фрагментарно...

Гаркуша:

- Если перенестись в мои юношеские годы, музыку слушали по-другому. Ставили пленку или диск и от начала и до конца, без всяких перерывов слушалась пластинку - желательно, громко. То есть, как бы вкусить весь материал, который был на данной пластинке. Тот же Федоров пытался свести в Лондоне пластинку, а там как раз был ход такой для «мыльниц»… ему это не понравилось. И сведение было в Москве, на Мосфильме.

Арасланов:

- «АукцЫон» никогда не был мейнстримом, никогда не был коммерческим проектом. Тем не менее, индустрия не может не влиять. Например, «АукцЫон» выпустил перед официальным релизом альбома «На солнце» приложение для мобильных телефонов. Открываешь его, наводишь камеру телефона на солнце или другой источник яркого света, и начинают играть песни с этой пластинки. Ход красивый. Но что это? Зачем это группе?

Гаркуша:

- Понимаете, «АукцЫон» был такой независимой группой всегда, изначально, вот были предложения и от известных продюсеров, чтобы мы были более, так скажем, доступны для населения… Тексты сложные. Но вместе с гениальной музыкой Федорова и живым драйвовым энергетическим контентом получается волшебство. И это необъяснимо. И не требуется «АукцЫону» никаких дополнительных пиарных ходов.

Арасланов:

- Тем не менее, в 80-х, как говорят, Федоров вас позвал в «АукцЫон» именно чтобы усилить визуальную составляющую команды…

Гаркуша:

- Нет, это не совсем так. Я с Леней познакомился где-то в районе 80-х годов. Моя сестра училась в кинотехникуме, который за два года до нее я закончил. И она училась с Витей Бондарь, это наш бас-гитарист был, только коллектив назывался по-другому - не «АукцЫон», а «Фаэтон». И через некоторое время он ее познакомил с Леней Федоровым, через некоторое время они поженились и Леня Федоров стал захаживать в наш дом.

Я тогда уже потихонечку писал какие-то такие стихи. И потихоньку он стал на мои стихи писать музыку. В 1983 году был концерт уже «АукцЫона» в рок-клубе. Хороший был концерт, но как-то не сложилось. И где-то через два года – у нас ушли музыканты: вокалист, басист и барабанщик… у нас украли аппаратуру – и где-то к 1985 году мы уже были вместе.

Но уже мало кто помнит, когда я появился на сцене. То ли Федоров сказал выйти на сцену и продекламировать песню «Деньги - бумага». То ли я ходил с дудочками и все время что-то там покряхтывал, покрикивал, то ли еще что-то. Короче говоря, это свершилось, и вот в 1986 году, на четвертом рок-фестивале в ДК «Невский» мы прогремели, так скажем, на всю округу и с той поры музицируем.

Арасланов:

- И танцуете. Знаменитый «танец Гаркуши» в эти годы появился. Говорят, вас как-то просили детей научить ему...

Гаркуша:

- Да-да, это в одном из провинциальных городов, в ДК, где мы выступали, руководительница попросила показать танец. Дети, можете так? Дети головами покачали - нет, не можем… Было дело, да.

Арасланов:

- «АукцЫону» - 33 года. Психологи говорят, может начаться кризис среднего возраста. В группе бывали кризисы?

Гаркуша:

- Трудно сказать. Если говорить о паузах между альбомами, если между «Птицей» и «Девушки поют» прошло 14 лет, это не говорит о кризисе, о том, что нет материала. У Федорова очень много песен, которые в загашнике лежат. Федоров, понимаете, такой тайный короед. Он внутри там чего-то ковыряется-ковыряется, потом прорывается через какую-то деревяшку и выходит альбом. На мой взгляд, все альбомы «АукцЫона» разные, интересные по-своему. Поэтому кто-то любит «Птицу», кто-то - «Жилец вершин» и так далее.

Арасланов:

- И это при том, что сейчас люди ищут облегченности во всем - на телевидении, в музыке... Согласитесь с таким ощущением?

Гаркуша:

- Да, конечно. Ну, взять ту же группу «Ленинград», да. Все очень просто, доходчиво. Но Сережа Шнур великий человек, пиарщик гениальный. И вот пришла в голову когда-то - ему или Игорю Вдовину (один из создателей и вокалист первого состава группы «Ленинград» - Прим.авт.) такая мысль – попроще, подоходчивее. У «АукцЫона» несколько иная история. Когда мы начинали, у нас тоже были доходчивые песни… А потом Леня со своей гениальностью стал развиваться, и пошло-поехало… И при этом все равно народу нравится - вот что интересно.

Арасланов:

- Песню «Ленинграда» «В Питере пить» наверняка же слышали - понравилась?

Гаркуша:

- Мне нравится все, что Сережа делает. Шнур – гениальный человек. Он поэтизировано в очень коротеньких выражениях, фразах роман может написать… Люди, которые не совсем понимают, которые говорят, что надо запретить группу, что это пропаганда алкоголя, ну, это же до смеха доходит.

Арасланов:

- Он же помогал вашему арт-центру «Гаркундель»?

Гаркуша:

- Да, неоднократно. Большое ему спасибо и низкий поклон. Но не за это он мне нравится. Я просто его знаю изначально, когда он еще не был никаким Шнуром, а когда была группа «Уши Ван Гога», и выступали они в свое время в небольшом клубике «Арт-клиника». Потом образовался «Ленинград» с вокалистом Игорем Вдовиным, Сережа еще не был вокалистом, а на бас-гитаре играл. А потом навстречу им попался Леня Федоров, который и был продюсером и свел им альбом.

А я делал концерт им в различных местах, в том же «Сайгоне» новом, в том числе, даже была такая история: Олег Гаркуша представляет группу «Ленинград» в каком-то маленьком баре у нас в Питере. Так что он большой молодец и, слава богу, что у них так все происходит, они просто на гребне волны.

Конечно же, за помощь громадное спасибо, и не только ему, а очень многим артистам – от Шевчука, «Би-2», Гарика Сукачева – да и всех не перечислишь, очень много, которые помогают в строительстве арт-центр «Гаркундель». Они большие молодцы.

Арасланов:

- Вам как человеку творческому, мне кажется, должно быть в тягость ходить выбивать помещение для вашего центра, заниматься ремонтом...

Гаркуша:

- Помещение выбивалось, добивалось около семи-восьми лет. Это переписка с чиновниками, это хождение по различным инстанциям. Через некоторое время стали предлагать помещения, но они крайне неподходящи были. Это, как правило, в подвалах жилых домов и даже некоторые были варианты за городом. Все помещения убитые практически. И в том числе вот помещение последнее – это двухэтажный флигелечек в центре города практически, это 10-я Советская, 17Б – тоже убитое совершенно было. Но с помощью моих друзей мы делаем ремонт – уже третий год – и вот идет все к завершению. Я думаю, что на следующий год должны открыться.

Вообще, фонд «Гаркундель» существует с 2000 года. И на протяжении многих лет устраивает «Гаркундель фесты». Вот мы участвовали в фестивале «35 лет рок-клубу» на Дворцовой площади». В августе с байкерами, моими друзьями, мы будем делать очередной фестиваль. Просто не было места, а сейчас место появилось и, соответственно, там будет все абсолютно. Там будут музыканты играть, репетировать, записываться, мастер-классы будут, творческие вечера, будут там художественные выставки, благотворительные мероприятия для пенсионеров, для инвалидов, для детишек, будет группа анонимных алкоголиков.

Арасланов:

- Логично. Вы же - член попечительского совета реабилитационного центра алкоголезависимых «Дом надежды на Горе». В чем ваш вклад там?

Гаркуша:

- Лет 7 или 8 мы с моим другом Андреем Серкиным привозим музыкантов туда где-то раз в месяц. Музыканты могут быть совсем неизвестные и достаточно известные. Вот тот же «Ундервуд» приезжал, те же «25/17», тот же Игорь Скляр, Сережа Рогожин, Игорь Растеряев. Для пациентов это очень важно. Меня просто поразило, когда приехала группа «Ундервуд», и пациенты встали и хлопали, и кричали «Браво».

Арасланов:

- У вас образ человека, сконцентрированного не творчестве, сложно вас представить в тапочках у телевизора...

Гаркуша:

- Я смотрю телевизор, слежу за новостями. Единственное, что я не фанат интернета, больше люблю живое общение…

Арасланов:

- А вы болельщик?

Гаркуша:

- Вот сейчас в данный момент посматриваю правым глазом на Португалию с Польшей (интервью записывалось 30 июня, во время матча ¼ Евро-2016 - Прим.авт.). И очень обидно, что буквально несколько минут назад португальцы забили Польше… Вот сравнительно недавно я болел за Исландию. Это такие мужчины, просто классные! Видно, что люди за идею рубятся... Кстати, так же нужно рубиться и на сцене!

Арасланов:

- Последний фильм Балабанова «Я тоже хочу», где вы снялись, - как эта история началась?

Гаркуша:

- Это удивительно мистическая история. По крайней мере, по отношению ко мне. Я знал, что Леню Федорова Леша позвал сниматься в фильме «Я тоже хочу». А потом, уже на съемках, Леша Балабанов мне рассказал, что на самом деле изначально кандидатура была Бутусова. Он отказался. Потом был Чиграков, потом Глеб Самойлов, потом Леня Федоров, потом я. Ну, вот у Лени просто в то время заболела супруга, и он не смог участвовать в съемках. А до съемок оставалось где-то дней десять. Мне Леша позвонил, и без всяких кастингов сказал: хочешь у меня сняться в кино? Ну, конечно, ответ был положительный.

Арасланов:

- По-вашему, гениальность – это счастье или наказание?

Гаркуша:

- Конечно, счастье. Но опять же, за все нужно платить. Как все знают, все творческие люди все подвержены тем или иным зависимостям. И они расплачиваются за то, что им Бог дал.

Арасланов:

- В своей жизни много гениев встречали?

Гаркуша:

- Гребенщиков. Олег Каравайчук. Сережа Курехин. Петя Мамонов. Балабанов. Ну, Леня Федоров, конечно же.

Арасланов:

- Если бы встретились с собой 18-летним, от каких ошибок вы бы себя предостерегли?

Гаркуша:

- А я не скажу, что у меня были какие-то ошибки. Все, что со мной происходило в жизни и происходит, - это, так скажем, чудеса - не чудеса, но стечение определенных обстоятельств. Определенное место, определенное время, определенные люди, которых никто никогда и не планировал, просто они как бы встречались на моем жизненном пути и, образно, вели меня к тому, что я из себя представляю сейчас. И, конечно же, дорогого стоит то, что меня любят и уважают. Иду по Питеру, люди здороваются и говорят «спасибо».

Арасланов:

- То есть, жизнь - не преодоление, а течение?

Гаркуша:

- Да-да, конечно. Опять же та же алкогольная история, она, с одной стороны, очень ужасна, а, с другой стороны, возможно, она показала очень много интересного, скажем так. Не с точки зрения там какого-то веселья, а, наоборот, каких-то таких больных-страшных моментов. И пройдя этот алкогольный ад, я помогаю людям, попавшим в беду. Это мне надо, чтобы я им помогал.

Арасланов:

- Если бы вам предложили снять художественный фильм о вашей жизни, как бы он мог называться?

Гаркуша:

- Ой-ой-ой, я даже не знаю. Ну, не знаю, можно назвать «Волшебство», допустим. Или «Чудеса». Что-то типа этого.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ