Общество

Таежную отшельницу Агафью Лыкову готовят к выписке из кузбасской больницы

Корреспондент «КП» навестил Агафью Карповну в Таштаголе

Фото: Екатерина РОМАНОВА

Дорога в Таштагол живописнейшая. Деревья гнут ветви под тяжелыми шапками снега, нависая с двух сторон и словно образуя тоннель. Бесконечные повороты, подъемы и спуски – и минимум машин. После большого шумного города с его вечным смогом Таштагол кажется таким маленьким и тихим, а небо – таким ярко-синим, что поневоле зажмуриваешь глаза.

В этом городе на время поселилась Агафья Лыкова. О том, в какой палате она находится, знает, пожалуй, вся больница: ежедневно к ней ходят посетители. И с каждым Агафья Карповна находит тему для разговора.

Дорога в Таштагол.

Дорога в Таштагол.

Фото: Екатерина РОМАНОВА

Самая известная отшельница

Напомним, впервые о заимке семьи Лыковых на границе Кузбасса и Хакасии узнали в 1978 году, когда ее обнаружили геологи. До этого Лыковы жили в почти непролазной тайге Абаканского хребта на берегу реки Еринат совершенно обособленно – и даже о Второй мировой войне впервые услышали только от геологов. В 1982 году на заимку к Лыковым впервые приехал журналист «КП» Василий Песков, ставший добрым другом Агафьи и выпустивший переведенную на многие языки мира книгу «Таежный тупик». В 1997 году Агафью Лыкову, к тому времени уже похоронившую отца, навестил Аман Тулеев – и с тех пор кузбасский губернатор постоянно помогает отшельнице, отправляя помощь и необходимые для жизни предметы быта, она же в ответ шлет губернатору подарки – вяжет четки и шьет рубахи.

После смерти соседа и помощника по хозяйству Ерофея Седова в мае 2015 года отшельница осталась на заимке совсем одна. Родные Агафьи Карповны не раз предлагали ей перебраться поближе к городу, на что она всегда отвечала отказом, говоря, что не хочет нарушать обещание, данное отцу.

Без соседа Ерофея Агафья осталась в мае 2015 года.

Без соседа Ерофея Агафья осталась в мае 2015 года.

Фото: Пресс-служба администрации Кемеровской области

В среду, 13 января, Агафью эвакуировали на вертолете из ее таежной заимки в больницу. По спутниковому телефону, который Агафье Карповне оставили для экстренных случаев, она связалась с «большой землей» и попросила о помощи, сообщив, что у нее «отнялись ноги». Лыкову доставили в центральную районную больницу Таштагола, находящегося в часе лета от заимки. 70-летней отшельницей тут же занялись медики.

Телевизор и иконы

В больничной палате, рассчитанной на одного человека, светло и просторно. С одной стороны – кровать, с другой – холодильник, тумба, умывальник и стол. На холодильнике – прикрытый полотенцем и выключенный из сети телевизор. Сам холодильник отшельница на ночь тоже отключает: уж больно гудит он, спать мешает. На тумбе разместилась привезенная из тайги кастрюля-ковшик, на окне – иконы, которые Агафья Лыкова взяла с собой на лечение. Их отшельница особо бережет: поставила так, чтобы чужому человеку не видно было.

– Сколько машин много, зачем их столько нужно? – задумчиво говорит Агафья Карповна, глядя в окно. – Или это одни и те же едут туда-обратно?

Старообрядческие четки, или лестовки, символизирующие лестницу духовного восхождения, Агафья всегда носит с собой и очень боится потерять.

Старообрядческие четки, или лестовки, символизирующие лестницу духовного восхождения, Агафья всегда носит с собой и очень боится потерять.

Фото: Екатерина РОМАНОВА

И качает головой: дыму-то сколько от них, дышать нечем… А потом начинает неспешный и немного сбивчивый рассказ: о том, как оказалась в больнице, как лечится здесь, как переживает за оставшуюся дома живность.

– Когда уезжала, кошка плакала, слезки текли, – Агафья задумывается, вспоминая прощание, тут же спохватывается и продолжает. – Домой надо, кто их там кормить будет?

Их – это кошек, собак, коз, курочек… Агафью Карповну успокаивают: не пропадут животные, будут накормлены и обогреты, но отшельница ждет-не дождется момента, когда можно будет отправиться домой.

Больничная жизнь

Агафья Лыкова не в первый раз в большом городе, и высокие здания, лифты для нее не в диковинку, хотя и вызывают интерес. В больнице отшельницу разместили в одноместной палате и принялись лечить, проводить обследования. После рентгена и необходимых анализов стало ясно: у Агафьи Карповны обострение остеохондроза. Тут же было назначено лечение, и очень быстро Лыкова пошла на поправку: если в первые дни она не могла даже наступать на ногу, то сейчас уже свободно передвигается по палате. Правда, когда выходит из нее, обязательно берет с собой тросточку.

Медики говорят, что им удалось быстро снять болевой синдром. Но лечение в полном объеме проводить сложно: не все медицинские манипуляции Агафья Лыкова считает допустимыми. А значит – отказывается от них. Да и не намерена отшельница надолго задерживаться в больнице: здесь только спи да ешь, а дома – дела. И как только станет лучше, Агафья хочет улететь обратно, на Еринат.

Агафья, кстати, отказалась и от больничной еды: староверы строго соблюдают постные дни, да и не все продукты могут есть. Вот, например, масло: картошку, жареную на нем, Агафья любит, а масло в гречневой каше – нет.

В особом почете молоко и чистая родниковая вода: ее Агафья привезла с собой, водопроводную – не признает. А когда запас закончился, воду принесли родные – они-то и следят за правильным питанием отшельницы, кормят завтраками, обедами, ужинами, балуют тетю Агашу пирогами, печеньем, виноградом и бананами. Каждый день к ней приходит двоюродная племянница Дора - следит, чтобы покушала вовремя, чтобы одежда была чистой. У Лыковой много родни в Таштаголе и Абакане, и сейчас, когда отшельница вынужденно прервала затворничество, все торопятся увидеться с ней, помочь да порадовать чем-нибудь. Агафья Карповна только успевает гостей принимать! Всех-всех помнит, с кем доводилось хоть раз увидеться – имена, родственные связи… С удовольствием слушает рассказы о родне, вспоминает подробности встреч, делится с ними жизненным опытом.

В таштагольской больнице Агафье выделили отдельную палату.

В таштагольской больнице Агафье выделили отдельную палату.

Фото: Екатерина РОМАНОВА

Помнит Лыкова и журналиста «Комсомольской правды» Василия Пескова, который первым поведал стране о семье отшельников. Улыбается, рассказывая, как в один из визитов тот привез им коз. А потом грустнеет: нет больше на свете Василия Михайловича, хороший был человек… И тихонечко молится.

Гости

Кроме родственников к Агафье Карповне заглядывают и чиновники с подарками, и обычные посетители: нечасто увидишь живую легенду так близко! Лыкова же приветливо встречает каждого гостя, улыбается по-детски открыто, рассказывает о своей вере и о родном доме.

Радуется Агафья Карповна гостинцам: фруктам, вещам. Особенно по душе ей пришлись новые бурки: серенькие, на толстой подошве да с вышитыми цветами. Говорит, они удобней, чем валенки: в таких и в морозы тепло, и оттепель не страшна.

Ангелочка с иконой Божией матери Агафье подарили посетители. Подарок отшельница приняла, но посетовала, что "икону на живот приклеивать нельзя".

Ангелочка с иконой Божией матери Агафье подарили посетители. Подарок отшельница приняла, но посетовала, что "икону на живот приклеивать нельзя".

Фото: Екатерина РОМАНОВА

Пока врачи заняты лечением Агафьи Лыковой и подбором лекарств, сама она удивляется, глядя на привычные для нас вещи.

– Вон там, на башне, огонек красный видно, когда темнеет, – показывает Агафья на телевышку. – Что это?

Ей объясняют: это вышка, которая передает сигнал, чтобы телевизор показывал разные программы. Агафья качает удивленно головой: вот ведь, как бывает… И снова заводит разговор о козочках и курочках, о вере и родных…

Кстати, родные с радостью бы забрали Агафью Лыкову из тайги, да вот отшельница отказывается: там, у нее дома, хорошо, даже несмотря на сложности быта. Ведь главное – вера, а вера ее крепка.