Премия Рунета-2020
Кемерово
-27°
Boom metrics
Общество6 октября 2023 10:01

В Кузбассе учительница выпустила «Полное собрание сочинений» ее учеников, а учитель черчения построил машину из детских чертежей

«Комсомолка» в День учителя рассказывает об увлечениях педагогов - хранителей Детства, достойных «Книги рекордов России»
Любовь Найданова выпустила 30 томов с лучшими сочинениями своих учеников.

Любовь Найданова выпустила 30 томов с лучшими сочинениями своих учеников.

Фото: Лариса МАКСИМЕНКО

Детские тома...

Дома у Любови Дмитриевны Найдановой, в поселке Каз, - книги, книги, книги, современность и полные собрания сочинений классиков...

И она проводит рукой по корешкам книг с любовью и верностью старого друга (ее педстаж порядка 46 лет, уроки литературы в школе N24 Каза она вела 40 лет, в последние годы вела МХК, дискуссионный клуб, музей, а перестала преподавать в 2018-м).

И, вытянув два потертых зачитанных тома в красных переплетах, она раскрывает их с нежностью. Это книги «Я, сын земли заснеженной» и «Глядя на звезды», и они – часть уникального ПСС («Полного собрания сочинений») ее учеников!

Два тома детских сочинений хранятся у нее дома... Фото - личный архив.

Два тома детских сочинений хранятся у нее дома... Фото - личный архив.

- Книг 30, дома у меня – два тома, остальные в школьном музее. В них вошли лучшие сочинения из... примерно 15 тысяч, написанных за 40 лет. Мы их вместе с ребятами в тома отбирали, - улыбается Любовь Дмитриевна, по учительской привычке четко и конспектно, и щедро даря любимый материал.

И, открыв середину «... земли заснеженной» , я про все забываю, только читаю, листаю, читаю. Здесь, на каждой странице, говорит и живет Детство...

Замысел. - У меня у самой было счастливое детство, - говорит Любовь Дмитриевна. – Как же быстро оно прошло!... Папа рос сиротой, с мачехой, она его не любила, не жалела. Лишился ноги, в «ночном», когда пастушком был. Упал с лошади, и та ногу ему изувечила. Поэтому, как вырос, женился, свои дети «пошли», и он любил нас, детей, больше всего на свете и баловал. И говорил, что самое ценное в жизни - дети…

И Люба, как окончила школу, выбрала работу с детьми. И в кузбасский поселок приехала, по распределению, из Воронежа, в 1969-м, после педучилища.

Любовь Дмитриевна в первые годы работы в Казе. Фото - личный архив.

Любовь Дмитриевна в первые годы работы в Казе. Фото - личный архив.

Работала в «началке», училась дальше, в вузе. В 1976-м получила диплом уже учителя русского языка и литературы и начала вести уроки русского.

А вскоре... Пришла осень. По графику - субботник. «Её» девятиклассники, как ни пыталась растормошить и своим примером зажечь, отработали лениво. И вечером она, расстроенная, села и написала первый в жизни рассказ. Наутро классу прочла. Сила слова - была и она - била в цель. Ребята прятали глаза.

- На следующем субботнике, на другом задании, мои уже драили стены школы, как дома, до последнего пятнышка, с песнями... – улыбается. - А жар мой «писательский» классу запомнился. И я вскоре стала замечать, класс стал писать сочинения лучше, не бояться говорить, что на душе... И я хвалила. И, как накопилось несколько классных сочинений, я и подумала: наберу побольше и ...издам, книгой.

Так и вышло. Набравшиеся сочинения учитель и ученики отпечатали. А переплести первый том им помогли в переплетном школьном кружке. И полетели годы, и издавались том за томом. И «Полным собранием сочинений» уж «болела» вся школа. Даже двоечники рвались попасть в него.

- И удавалось, - гордится учительница. – Всегда важно показать ребенку ту высоту, на которую он может подняться.

Содержание. И в этих детских томах нет редактирования. В них только детские мысли. О добре и зле, о долге и чести, о дружбе и любви. И есть сочинения даже с дописанным сюжетом классических произведений. И есть - с переносом героев книг в наши дни...

- Дима, помню, писал по «Грозе» Островского: «На самом деле у Кабанихи твердый характер, она говорит человеку все, что думает. В наше время она была бы хорошим руководителем крепкой фирмы…» Класс тогда, помню, долго спорил… Это было давно. Димы уже нет, - вздыхает 72-летняя учительница.

Еще были сочинения в стихах. Представьте: семь точных и эмоциональных строк у Насти из 1999-го о Паратове из пьесы «Бесприданница». И все, «пятерка»!

А школьный опыт стихотворный и уроки Любови Дмитриевны однажды очень помогли другому Дмитрию – Стуканову – в 1986-м. Став московским студентом и оказавшись как-то без денег, прочел объявление о конкурсе на лучшие стихи о Москве, сочинил и победил. На премиальные неделю жил, до стипендии.

А в 1990-е, когда изменилась страна, учитель Найданова и ее дети сочинили «всем миром» вслух и под запись "ответсека" "Кодекс чести" и издали книгой. Он помог идти, вести в будущее. В нем, если кратко, лучшее, вечное: «Трудись. Учись. Поступай по-хозяйски...»

Время не властно. - Детство остается чистым, несмотря ни на что, - убеждена Любовь Дмитриевна, и её аргумент – эти тома сочинений. - На переменках можно было услышать в ребячьих разговорах неизбежное влияние времени и взрослых... Но на бумаге, уйдя в свой внутренний мир, дети писали о своем... В 1970-х сочинения были по духу безоблачными, легкими. В 1980-х – романтичными. В 1990-х - сказочными (то было время, когда родители месяцами не получали зарплат, и жили трудно почти все. – Авт. ) В 2000-х – сказочно-философскими с переходом во втором десятилетии в сочинения философские, с мыслями, что значит Отечество в жизни человека, как связаны понятия честь и совесть..., и то были сочинения, заставляющие задуматься над тем, что происходит в мире…

И да, это все хранится в детских томах. К примеру...

«Ясный осенний денек. Лазурное небо над головой. Воздух прозрачный. Деревья стоят голые…Земля устлана опавшими листьями. Я очень люблю осень!» (Аня, 1976.)

«Я ночью слышал соловья, Он пел прекрасно и забвенно. И замерла душа моя, Ловя те звуки вдохновенно…» (Дима, 1986.)

«Однажды мы катались на коньках и увидели белку… Она пританцовывала на ветке под музыку, которая звучала на катке…» (Артем, 1996.)

«Белый город…Наш город похож на белую птицу. Идет февраль. Ребята копают пещеры. А снег мягкий, и пещера падает…» (Коля, 2003.)

«XX век состарился... Так как он знал, что скоро придет его кончина, он решил уберечь еще не родившийся 21-й век от своих ошибок и неверных шагов предшествовавших ему веков. Зная, что им не придется встретиться, двадцатый век решил написать письмо: «Здравствуй, 21 век!... Не разжигай... Обдумывай каждый свой шаг. Царствуй во благо всего живого...» (Иван, 1999.)

Еще сочинение-пожелание новому веку. Фото - личный архив.

Еще сочинение-пожелание новому веку. Фото - личный архив.

Любовь Дмитриевна с ребятами в последние годы работы в школе. Фото - личный архив.

Любовь Дмитриевна с ребятами в последние годы работы в школе. Фото - личный архив.

... В 24-й школе Каза «Комсомолке» сказали, что копятся новые сочинения, и школа традицию ПСС хочет продолжить. Любовь Найданова мне призналась, что часто перечитывает эти детские тома, и, если в жизнь входят трудности, то Детство в этих томах её и поднимает, и заряжает.

Любовь Дмитриевна недавно написала и издала три книги о своей родословной и семье: "Жить по сердцу", "Память сердца", "Жить, отдавая и любя". Фото - личный архив.

Любовь Дмитриевна недавно написала и издала три книги о своей родословной и семье: "Жить по сердцу", "Память сердца", "Жить, отдавая и любя". Фото - личный архив.

И давно выросшие ученики звонят, заходят. И, встретившись случайно на улице, бывает, просят: «Дайте почитать, там и мое сочинение, вспомнить хочется... Да и дочке показать...»

Ведь Детство, строчки его, воспоминания о нем делают нас лучше, защищеннее, неуязвимее, увереннее и смелее, поднимая в душах снова вечную детскую веру в прочность и разумность мира. А дальше все зависит от взрослых – от нас.

Сочинение 1999 года... В нем есть строчки и об учительнице Найдановой. Фото - личный архив.

Сочинение 1999 года... В нем есть строчки и об учительнице Найдановой. Фото - личный архив.

«Жигули»

... А вот еще хобби, точнее, дело, достойное рекордных реестров РФ!

... Когда в вечернюю метель старый учитель из Шушталепа вывез со двора диковинную машину, с винтом типа вертолетного, в нетерпении – испытать, очевидцев было быть не должно.

- А трос к карбюратору заело. Несусь я по глубокому снегу, выворачиваю на асфальт. Сердце ухает, - рассказывал изобретатель. – И вдруг впереди – три мужика замаячили, нетрезвой походкой. Сигнала у меня еще нет. Дал по тормозам. По-о-олетел: голова – ноги, голова – ноги!

Полет заметили. По поселку с гордостью разнеслось:

- «Конструктор» наш... вертолет построил. На 12 метров взлетел.

... «Конструктором» в Шушталепе народ прозвал Андрея Павловича Комарова, учителя черчения из 24-й школы. В школе даже папку завели с фотографиями построенных им машин. Ту, с винтом, Комаров назвал «авиеткой».

А про свои машины говорил:

- Семь рубах износил – семь моделей машин придумал.

И среди них «авиетка» была самой удивительной. А вот Комаровым с нуля сделанный «жигуленок» был внешне ничем не приметен. Но история его – потрясающа.

... В последние годы работы, перед окончательным уходом на пенсию, Комаров вел черчение в трех школах. Особенно сумасшедшей была пятница. Он так и называл ее – Великая Пятница, давал по 12 уроков в день. И в те годы дома и набрались кипы ученических чертежей. И его и без того огромная и бережно хранимая коллекция школьных чертежей выросла, как на дрожжах.

И потом, на пенсии, поглядывая дома на комнатку-кабинет, заваленный чертежами, детскими контрольными, накопившимися за 50 (!) лет его работы в школах, учитель черчения подумал: «А если...»

И сделал каркас автомобиля из бамбука и алюминиевых полос. Добыл нужные детали. Привезя домой оргстекло – для лобового стекла будущей «бумажной» машины, додумался, как его выгнуть дугой. Поддалось почти в кипятке, едва руки себе не сварил.

Потом склеил детские чертежи. В семь слоев. И бумажные стенки машины получились упругими, после покраски – от заводских не отличить. И он понимал, конечно, при ударе стенки эти не спасут. Но машину закончил - было же интересно.

Но проехал на ней лишь пару раз. Сначала сам, осторожно. В другой заехали в гости давние выпускники, и приехали издалека. И после чая со школьными воспоминаниями они спросили учителя насчет новых конструкторских дел. Комаров "жигули" с бумажными бортами им и показал. Поразились: «Машина из наших контрольных?!» Упросили прокатить. Учитель, расчувствовавшись, прокатил, но, возвращаясь, мимо дома своего проехал, а спохватился, сдал назад, стукнулся о забор. Бумага треснула.

Больше он эту машину со двора не выводил. Перешел на другие проекты.

И увлечение конструкторским делом оказалось не просто по судьбе. Комарову потом было уже за 80, и замкнуло дома проводку, и сгорела изба. Но он построился заново, всего за одно лето, сам, знания и практика пригодились. Умер учитель Комаров в 2016-м. В истории поселка помнят его уроки, и его машины, и его пример, как идти к мечте.