Премия Рунета-2020
Кемерово
-27°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
26 октября 2023 3:40

Отряд ушел в небо: последний партизан Норвегии перед смертью нашел боевого товарища из Кемерова

Мечту норвежцу помог осуществить кузбасский поисковик Сергей Шулейкин
Сергей Шулейкин 77 лет спустя нашел семьи советских бойцов норвежского партизанского отряда.

Сергей Шулейкин 77 лет спустя нашел семьи советских бойцов норвежского партизанского отряда.

Фото: Лариса МАКСИМЕНКО

Карстен Хансен, норвежский партизан, как возраст его стал подходить к 100, выполнил последнее задание отряда «Вогорд-группа». После Победы, в мае 1945-го, советская часть отряда уезжала из Норвегии домой, в Союз, обещала писать. Но ни письма... И то были героические русские, из пленных, бежавших из немецкого концлагеря.

И 77 лет спустя Хансен попросил норвежских поисковиков найти в России, узнать, как Тима, Жора, Игнатич-Исмаил прожили жизнь. И поисковики из Норвегии вышли на кемеровчанина Сергея Шулейкина.

... И как открылось видеописьмо с сухим дедом в очках, сидящим за столом с белой скатертью, с книгами – во все полки, с северным полярным днем – во все окна. И как заиграла пластинка, и норвежец-партизан вслушался.

- Кипучая, могучая, никем... - загремела советская песня.

- Не по-бе-димая! – вступил он, тонким, в волнении, голосом. - Страна моя, Москва моя, ты - самая любимая!

И получив эту неосуществимую просьбу, Сергей Шулейкин вспоминает:

- Решил: «Возьмусь и сделаю!» Пришло вдохновение.

И он, руководитель Кемеровской региональной военно-поисковой общественной организации «Кузбасская дивизия», нашел! А еще, по архивам, восстановил события, о которых сами бойцы, по возвращению в Союз, дома молчали. И история эта - готовый сюжет для кино.

Норвегия. Карстен Хансен у памятного знака, поставленного на месте лагеря советских военнопленных. Фото - Архив Татьяны Торесен.

Норвегия. Карстен Хансен у памятного знака, поставленного на месте лагеря советских военнопленных. Фото - Архив Татьяны Торесен.

Нес друга на себе

... Он шел, проваливаясь в снег, качаясь от слабости и ноши. Он нес друга – ослепшего, обезноженного от лагерного истощения, цинги и уже месяца побега. Он черпал силы в надежде на встречу с норвежскими партизанами и в контуре гор, пусть не похожих на родные, кавказские, но все же в любых горах он – дома.

Беглецы – это были Темирхан Пахрутдинов (позывной Тима) и Сергей Бурлаченко (позывной Жора). Тима нес Жору.

Бежали из концлагеря, строившего немцам в горах аэродром.

Жора (из архивных записей. – Авт.) после рассказывал: бежали, когда немецкий солдат справа отвернулся, отвлекся. Бежали в конце 1944-го, уже в зиму. Из еды – ничего. Откапывали ягоды, траву. Один раз подбили камнем зайца, съели сырым. Трижды за месяц выходили на одинокие норвежские домики в лесах. Им норвежцы помогали, ориентируя в сторону от немцев, кормили, давали хлеб, бруснику, сырую картошку с собой.

Был момент, когда поняли, что...

- Оказалось, ходили по кругу, они почти что вышли к своему же лагерю, но с другой стороны. И, может, это их и спасло, от погони... – рассказывает Шулейкин. – Но за время скитаний лейтенант Бурлаченко ослаб и ослеп. Темирхан его спас.

А вышли к домику в лесу, где жили старик и старуха. Накормив их и переодев, старик позвал сына. Они проводили русских, показав, как пройти к озеру, там «связной» домик. Там их и забрали и увели в партизанский отряд. Там со временем Жора поправился и снова ходил и видел.

- В отряде, в этой группе, они встретили парня-узбека с лагеря, Исмаила. Он бежал раньше, с аэродрома, когда принимали полосу и садился первый самолет. Позже в отряд норвежцы привели еще одного беглеца с лагеря, Игнатича... Но когда я еще только начинал поиск бойцов, мне норвежцы передали: их было трое, и вот их три фотографии из отряда, на них, сказали, Тима из Дагестана, Жора из Мариуполя, Игнатич (с позывным Исмаил) из Кемерова. И вот их записки с адресами, оставленные отряду в 1945-м.

И Шулейкин нашел сына Тимы в родном Буйнакске, через соцсети. А сына Жоры – через старый адрес с открытки Тиме и телефонные справочники. И так узнал: Тима и Жора так и дружили после войны. Темирхан, актер, играл в театре. Бурлаченко, бухгалтер, работал на коксохимзаводе. У обоих дети, внуки. Плен на здоровье Жоры сказался сильнее всего и умер он в 1977-м. А Тима прожил дольше всех беглецов и умер в 2001-м.

Темирхан Пахрутдинов (слева) и Сергей Бурлаченко, Норвегия, 1945 год. Фото - Архив отряда.

Темирхан Пахрутдинов (слева) и Сергей Бурлаченко, Норвегия, 1945 год. Фото - Архив отряда.

Тайна старого фото

- Но начинал я с кемеровского Игнатича. Адрес его устарел. И выяснилось, как приехал он домой, а жена беременна, и Георгий Игнатич уехал тогда в Татарстан. Там в селе со временем женился, у него четверо детей... Про побег в Норвегии и что воевал в партизанах он нигде никогда не рассказывал... Умер в 1988-м. Дочери вспоминали: когда про войну говорили, плакал, не любил больших собак. В 1986-м ему дали орден Отечественной войны II степени. При награждении человек на сцене сказал, его обидев, надо еще проверить, чем вы в плену занимались, и Игнатич развернулся и ушел...

Норвежцы сохранили записку с адресом, написанную Игнатичем в 1945-м на прощание. Фото - Архив отряда.

Норвежцы сохранили записку с адресом, написанную Игнатичем в 1945-м на прощание. Фото - Архив отряда.

А показал поисковик дочкам Игнатича его, из Норвегии, из отряда, фото. И вдруг...

- Это не папа.

- Как так?! И я стал размышлять, что, если Игнатич и Исмаил это не фамилия и позывной, а два человека? В архивных документах Игнатича был ответ на вопрос «С кем был в плену?» И им же записаны фамилии Голубчиков, Исаков, Рузматов...

- А почему Вы выбрали Рузматова?

- Интуиция... Да и на фото с отряда – восточный парень... И потом нашел списки эшелона, которым ехал из Норвегии Игнатич. И есть, этим поездом ехал Рузматов. И стал искать в открытых данных Минобороны Исмаила Рузматова. И есть, он из Узбекистана! А когда мне прислали дневник Тимы, который он вел в отряде, там, на латинице, оказался список подгруппы, и в нем – узбек Исмаил Рузматов! Так все сошлось.

- А почему наши, уезжая из Норвегии оставили не четыре адреса, а три?

- Исмаил не знал русского и был неграмотным.

А дальше поиску помогали земляки с родины и узбекские СМИ. И Шулейкин стучался на самый верх. И пришел ответ на запрос, что Рузматов после войны сразу умер.

- Но я не поверил. У меня характер такой. Надо перепроверить. Второй ответ, из других структур пришел, что уехал в Таджикистан, жил по такому-то адресу и умер в 1987-м. И я снова – теперь в таджикские СМИ и на ТВ, с поиском родных и что герой норвежского Сопротивления Хансен ищет боевого товарища – Исмаила... И потом совет ветеранов сходил по адресу, узнал у соседей... Исмаил работал на железной дороге, они с женой были бездетными.

И это известие, от Шулейкина, ушло в Норвегию, что задание выполнено, нашел всех. И, главное, нашел: Исмаил и Игнатич - это два бойца!

Георгий Игнатич - норвежский партизан - был из Кемерова. Фото - Архив семьи.

Георгий Игнатич - норвежский партизан - был из Кемерова. Фото - Архив семьи.

Исмаил Рузматов - норвежский партизан родом из Узбекистана. Фото - Архив отряда.

Исмаил Рузматов - норвежский партизан родом из Узбекистана. Фото - Архив отряда.

А норвежские поисковики, оказалось, тоже вышли на сына Тимы. И Игнатичу (Исмаилу) они, вчитываясь в воспоминания отряда, удивлялись: как это сибиряк Игнатич (Исмаил) не говорил по-русски? И как это сибиряк не умел ходить на лыжах?!

А почему Хансен это забыл? В ту зиму, как отряд принял беглецов, Хансена уже схватило гестапо и он был в тюрьме, приговорен к расстрелу, но спасла его Победа. После он русских партизан с другими освобожденными военнопленными провожал. А с годами и с рассказами в отряде созвучие Исмаил – Игнатич слилось и запутало... А старший брат его всех русских в отряде отлично знал, но его давно нет.

… Карстен Хансен, последний партизан Норвегии, умер за три дня до 97-летия. Он успел получить последние вести о советских бойцах отряда и сказал, поясняет норвежский поисковик Татьяна Торесен:

- Не было ни одного раза, ни одной встречи партизан после войны, чтобы не вспоминали ребят.

И был рад, что установлена истина – советских бойцов в отряде было четверо. И завещал поисковикам в сохранении памяти и Истории, в возвращении имен не останавливаться, идти дальше.

После смерти Хансена норвежские поисковики переиздали книгу начала XXI века о партизанском отряде «Вогорд-группа», куда внесли теперь всех четверых советских бойцов.

И история эта, напомнив уроки Второй мировой и подняв память о великом общем Деле в борьбе с фашизмом, расходится по свету...

Тем временем

Завещание Тимы и его друзей

Четверки смелых уже нет на свете. Но они живы в потомках.

Внук Бурлаченко пишет песни о родном Мариуполе, а поет их его дочь. И песни популярны в Сети. Во время боев с неонацистами за Мариуполь, потомки Жоры оставались в городе, жили в подъезде, хоронили погибших под обстрелами соседей, потом выехали.

Сын Тимы - Пахрутдинова – прислал в Кузбасс пьесу, написанную отцом в 1950-м. Она о норвежском Сопротивлении. И ее переводят сейчас на русский язык впервые.

Внук Игнатича – Василий Игнатич - стал киноактером. Снимался в фильмах «Салют – 7», «Коридор бессмертия», в сериалах «Ученица Мессинга», «Ментовские войны – 10», «Улицы разбитых фонарей» и т.д.

У узбека Исмаила потомков нет. Но в его родном кишлаке все еще живо ореховое дерево, посаженное его отцом. Ствол рекордно велик, обхватить его могут только четверо взрослых мужчин, крепко взявшись за руки. И с тех пор, как в 2022-м история про четверку смелых, бежавших из концлагеря в норвежский отряд, спасая друг друга и потом воюя плечом к плечу, пришла сюда, в кишлаке у дерева часто вспоминают притчу про прутья, связанные вместе и только так ставшие силой.