Премия Рунета-2020
Кемерово
+1°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 марта 2024 3:00

С «Титаника XXI века» - на СВО: кузбассовец, спасавший людей при кораблекрушении, нашел свое предназначение

Как трагедия на Иртыше изменила судьбу нашего земляка
Август 2013-го. Спасатели поднимают затонувший теплоход. Фото - ГУ МЧС по Омской области.

Август 2013-го. Спасатели поднимают затонувший теплоход. Фото - ГУ МЧС по Омской области.

10 с половиной лет назад парень из Кузбасса попал в отпуске в катастрофу и жизнь его переменилась. Как в кино или романе. Нет, круче.

Когда-нибудь, лет через 50, Андрей будет рассказывать потомкам свою историю и начнет ее так:

- В августе 2013-го мы приехали с женой в Омск, на родину, к моей маме. Все случилось в конце отпуска. Шли по набережной, увидели теплоход, рейс – до Ачаирского монастыря. Давно хотели там побывать, на святом источнике. Подошли к кассе. Взяли последние билеты.

И хотя времени - в обрез, они свернули наскоро к часовне рядом – «... и был то порыв души или было предчувствие». Поставили свечи – за жизнь, за путешествие. Не специально – насчет Иртыша. Скоро предстояла уж обратная дорога домой, в Кузбасс.

...Но когда, немного времени спустя, судно на Иртыше начало тонуть и пассажиры, в шоке, в ловушке, в месиве искореженного металла, кричали от страха и боли и из последних сил цеплялись за жизнь... Все это время в часовне бились, слабели, держали… те три свечи, и разгорались с новой силой, и передавали эстафету свечам последующим. И в крушении судна, на Иртыше, спаслись почти все. Погибли шесть, а могло было быть и полсотни.

... Но вернемся в те минуты, когда теплоход, ровно-машинно дрожа, еще только приготовился оторваться от пристани. И вбежали, торопясь от часовни, те последние пассажиры. Худой парень с милой женой. И по заботе, с какой устраивал женщину в возрасте, было понятно - отпускник, редко видятся, и это мама. И никто еще на теплоходе и представить не мог, как он нужен будет часу Х.

У пробоины

… На теплоходе семья разделилась. Андрей с женой сели на местах первых, неудобных, развернутых к салону. Мама – в «хвосте».

… И зашумела вода. И теплоход шел по Иртышу, окатывая стекла дождем сверкающих брызг. И жизнь, и река казались бесконечностью, счастьем.

… И все произошло внезапно. Удар. Пассажиров швырнуло вперед - на Андрея с женой, и их едва не завалило. И разлучило. Его выбросило к огромной пробоине в левом борту и он оказался первым у выхода. Туда определила сама судьба.

А теплоход – ударом разрезало, как консервную банку. Но баржа, в бок которой въехал и зацепился на нем теплоход, какое-то время помогала ему продержаться...

… И была паника. И прибывавшая вода красилась кровью. Многие были ранены, зажаты сломавшимися сиденьями, опутаны лентами обшивки.

И Андрей помнит, как увидел жену - метрах в пяти, в давке в воде. Крикнул, чтобы держалась, чтобы не дала себя уронить. А маму не увидел, совсем. И пройти в конец салона было ему невозможно, да и разве по-человечески это - по головам?

И вдруг, его еще ожгло неизбежностью, жена не умеет плавать, мама умеет, но испугается, да и вода холодная.

И тут понял, что делать. Вцепился в шершавый бок баржи, закричал: «Эй! Наверху! Кидайте тросы!» И начал вытаскивать людей. Первую женщину, в крови, выдернул из кучи-малы легко. Полез за другими. И тут матросы с баржи сбросили тросы с крюками и зацепили теплоход.

И так уже надежнее. И можно начинать эвакуацию.

И наш земляк был у самой пробоины. И он и еще трое стали подавать с теплохода наверх, на баржу, женщин, детей. Высота – на уровне вытянутой руки.

- Поднял первую женщину, матросы с баржи свесились, подхватили. И таким конвейером матросы и мы и подняли наверх большую часть пассажиров. И подплывшие лодки забирали людей еще... Мою жену вытащил не я, другой... Я занимался в тот миг спасением мальчика…

И Андрей то работал внизу, то залезал на баржу, помогая поднимать раненых. И говорит, вспоминается до сих пор: вот воды в тонущем судне стало уже по грудь. Вот теплоход, который вот-вот сорвется, носом пошел на дно, стремясь в вертикаль.

- И мы уже все фактически на барже, и вдруг заметили замотанных в алюминий (обшивку при ударе скатало в рулон) девушку и парнишку. Они - снаружи теплохода. И из-за крена его оказались на уровне нас, в пределах наших рук. И мы ломиком отогнули металл и их достали.

И Андрей с женой уходили с теплохода последними... И потом была больница, у жены – перелом, у него – растяжение. И в больнице его узнавали, говорили спасибо и желали счастья. И оно пришло. Мама нашлась в другой больнице. Ее при ударе выбросило в реку, но подошла лодка, спасла... А глубина реки в тех местах – шесть и больше метров. И у пассажиров было минут двадцать всего, на спасение.

В 2013-м. Спасатели поднимают затонувший теплоход. Фото - ГУ МЧС по Омской области.

В 2013-м. Спасатели поднимают затонувший теплоход. Фото - ГУ МЧС по Омской области.

Боец Термит на передовой

С тех пор каждый год в конце лета Андрей долго видел один и тот же сон. Снова Иртыш, удар, и он у пробоины, и вода салон заливает. И руки, руки раненых и стоны: «Спасите!»

И тогда он пришел в поисковое движение «Лиза Алерт». И, продолжая работать охранником, поступил в медицинский колледж. А заканчивал его, и началась пандемия. И работал со всеми в больнице на износ. Но выпускные экзамены в «меде» сдал, диплом получил.

- Но почему ты выбрал медицину и сменил профессию после 40? Иртыш повлиял?

- Да. Навыки первой помощи у меня были еще с армии. Но после катастрофы на Иртыше я решил и медиком стал, чтобы людям помогать. Чтобы знать, как помочь...

И в мае 2023-го услышал от мобилизованного друга, что на СВО нужны медики.

- И я решил, теперь мое место – там. Своим сообщил, когда уже контракт подписал. Потом зашел в храм, к Матроне подошел, попросил Победы и чтоб с Победой вернуться.

... И он, боец СВО с позывным Термит, командир медотделения, скоро год, как на передовой. Но сейчас – короткая передышка. Я нашла Термита в госпитале. Еще несколько дней назад он был в горячке боя, под минометным огнем, бегом, рывком добираясь до раненых. А сейчас – шумит сзади море. И 48-летний Термит, напряженно вслушиваясь в вопросы одним ухом, смущается:

- Оглох маленько. Перепонку перебили. Ну и еще проблемы. Лечусь.

- Тогда рядом разорвался снаряд?

- Да, был обстрел, и у меня баротравма. Контузия за год уже вторая. Не уходил с позиции, ждал, когда медика дадут, чтобы замена была. Дали. Я его снарядил, отправил на позицию, сам поехал в госпиталь.

Боец с позывным Термит на передовой. Фото - архив героя публикации.

Боец с позывным Термит на передовой. Фото - архив героя публикации.

- Ты медик со стажем пока в несколько лет. А с чем, самым сложным, уже пришлось столкнуться?

- Был отрыв конечности, по колено, обе ноги. Метрах в 200 от нас, при обстреле. Принесли этого бойца к нам. И я в первую очередь жгутую, потом обрабатываю рану... И один отрыв был полный, а второй... – нога болталась на коже. Я сказал, чтобы боец глаз не закрывал, не спал. Со мной – чемодан хирургический. Я не хирург, но пришлось это сделать. Человек выжил. Пока я с ним еще не встречался, хотя с некоторыми «моими» тут уже повстречался, кому на передовой помогал, кого вытаскивал. Бывает, некоторых и не помнишь, а они мое лицо запомнили... За год многому на передовой научился. Или товарищ, более опытный, покажет, научит. А вообще руки машинально правильно делают.

Термит, медик, ушел на СВО добровольцем. Фото - архив героя публикации.

Термит, медик, ушел на СВО добровольцем. Фото - архив героя публикации.

- Приходилось бинтовать врага? И какой он, неонацист, ты видел?

- Видел. Много видел. Когда на острова ходили, к примеру. Там – метрах в 200 от нас. Видел их и попадал под обстрел их. У них, если ты медик, то цель N1. У них такое понимание... И близко их видел, приходили, сдавались. Они понимали – не сдадутся, их уничтожат... И медпомощь им, пленным, я оказывал.

- И как в тебе, злость? Ненависть?

- Нет, это раненый, которому все равно надо помочь. Но спасибо от них ни разу после перевязки не услышал. В шоковом состоянии они, и это поэтому, наверно.

- Страшно на передовой?

- Конечно. Дроны везде. Но задача медика – от дрона уйти, ты же к раненому бежишь.

- Был момент, когда понял, сейчас, точно, Бог тебя спас?

- Каждый день. Взрывы рядом, но осколками не задело.

- Вы в это время молитесь?

- Нет, мы, медики, в это время работаем.

- После госпиталя – куда?

- Обнять своих и назад, на СВО.

- Твои планы на после Победы?

- Поставить свечу за Победу. Работать снова в больнице. Выучиться в медвузе, я же тут квалификацию каждый день повышаю, стать хирургом.