Премия Рунета-2020
Кемерово
0°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
31 марта 2024 16:44

«После «Норд-Оста» ничего не боюсь...»: заложник, 21 год спустя, рассказал, как преодолевал страх во время теракта и после

Егор Легеза, студент из Кузбасса, выжил в теракте в Москве в 2002-м.
Егор - один из выживших заложников теракта на Дубровке - считает 26 октября своим вторым днем рождения.

Егор - один из выживших заложников теракта на Дубровке - считает 26 октября своим вторым днем рождения.

Фото: Личный архив

Как и все в стране, Егор сейчас живет болью за тех, кто погиб или пострадал в теракте в «Крокусе». То, что пережили пострадавшие и чудом выжившие, он понимает лучше всех.

Потому что Егор 21 год назад был среди заложников во время теракта в Театральном центре на Дубровке. Тот теракт унес жизни 130 детей и взрослых. Для 785 остальных заложников стал вторым днем рождения, для Егора из Прокопьевска – тоже.

23.10.2002

На мюзикл «Норд-Ост», вспоминает Егор, бесплатные билеты достала знакомая. Он пришел с занятий, с университета, на квартиру, прилег, под шум бесконечного в тот день дождя, на часок и едва не проспал. Мигом собрался, влетел в зал с началом спектакля.

Террористы зашли в момент, когда артисты на сцене стояли уже в военной форме. И террористы с артистами смешались, потом стали избивать, в потолок стрелять. Зрители не сразу поняли, что и как. А потом террористы включили свет, объявили залу: вы – заложники. Предупредили: кто куда дернется, будут стрелять на поражение. Сказали звонить, писать про захват и потом телефоны собрали. Егор прощальной «эсэмэски» семье писать не стал, он надеялся...

...Сейчас Егору 38. В нем все так же легко узнать худого, небритого первокурсника, боксера с 13-го ряда с упрямым взглядом в упор – легко раздражающую мишень для взвинченных террористов. И чем старше Егор становится, тем, говорит, еще сильнее встают в памяти те 58 адских часов.

А то, что террористы - из ада, Егор понял одним из первых, когда...

Парень, сидевший за Егором сзади - справа, вскочил, что и так было заложникам запрещено. И встал ногами на подлокотники места. И по спинкам рядов, странно, невесомо, нереально не падая, рванул вперед – к сцене. Точнее, к установленной бандитами главной бомбе.

- Это парня-соседа сверхнапряжением сорвало. Террористы – по нему стрелять, и так - задели женщину... А парень при выстрелах потерял равновесие, упал в ряд, затих, окончательно понял, что всё по-настоящему, что убивать террористы готовы, – вспоминает Егор, как он и все заложники следили за бежавшим и вслед за ним осознавали, что это – настоящий теракт, они – настоящие заложники, и что стоит рядом с каждым настоящая смерть.

– Террористы вывели того парня из зала. Минут через пятнадцать: «Кто с ним?» Спутница его, за моей спиной, руку подняла. «Ты кто?» - «Жена». – «Пойдем». Ушла. Вернулась минут через пять. Села на место. И я впервые в жизни увидел: у живого человека лицо стало, как у покойника... И я через какое-то время обернулся. Успокоить. Спросить: «Что с вашим мужем?» Она: «Тела я его не видела, мне голову его вынесли, показали и сказали: «Иди. Обратно садись». И так я понял окончательно: шанса у нас почти нет.

Егору подарили билет на Норд-Ост, и он ждал праздника, а попал в теракт...

Егору подарили билет на Норд-Ост, и он ждал праздника, а попал в теракт...

Фото: Личный архив

Помогали мысли о побеге

Егор вспоминает: заложники - дети, взрослые - держались с достоинством.

- Мы сидели..., даже если пошевелишься, террористы внимание обращают. Но я не прятался, ждал и верил, нас все равно спасут...

И Егору было тогда всего 17, возраст отчаянной юности и дерзости, и его мозг искал выход и придумал, как бы попробовать бежать.

- На второй день привезли воду. «Кто желающие воду с первого этажа сюда донести?» Я руку поднял. Нас пошло четверо. Я думал: «Вниз спущусь, там до двери на улицу метров десять, и я как побегу и выбегу!» Но там оказались растяжки.

А стали отпускать иностранцев, и Егор прикинулся иностранцем. Фамилия редкая. Может, и французские корни. Но террористы двух-трех реальных выпустили и всё.

- А потом я все время думал, как во взрыве спастись. Залез, даже лег под сиденье, изучая, может там надежнее будет. Нет. Зона поражения от «пояса шахида» 150 метров, а там весь зал метров 300 всего. А шахидок несколько.

... Потом пошли третьи сутки теракта. Перед штурмом в зал пошел усыпляющий газ. А о чем в тот миг сидел и думал Егор на 13-м, на «его» счастливом ряду?

- О будущем. С теми мыслями и вырубился и с ними же очнулся, уже в автобусе, возле больницы.

«Долго не ходил в кино...»

Егор окончил московский университет, живет и работает в родном Кузбассе. У него семья, дочка. По-прежнему любит спорт. И жизнь идет. Но про «Норд-Ост» Егор вспоминает часто.

- После теракта страх был полгода, может быть, год. Я не мог заходить в кинотеатры, в места большого скопления людей. Прошло само. Какой фактор помог? Молодость, учебная большая нагрузка, спорт... - говорит Егор. – А прошли годы, и я давно уже понял. После «Норд-Оста» больше вообще ничего не боюсь.

Егор считает, что ему помогли все пережить хорошее здоровье и спорт.

Егор считает, что ему помогли все пережить хорошее здоровье и спорт.

Фото: Личный архив