Премия Рунета-2020
Кемерово
+25°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
27 июня 2024 13:35

Ставил Буревестника на крыло: сто лет назад вышла книга Горького, и кузбассовец в ней себя узнал

Мечта о народном счастье, дружба с будущим писателем, жизнь с нуля, и не раз, книги, клад, вкус мамонта, - как жил Андрей Деренков, «человек из книги»
В Сибири женился, родились дети. У Деренковых - Андрея Степановича и Алены Тимофеевны - было 9 детей. Фото - архив семьи.

В Сибири женился, родились дети. У Деренковых - Андрея Степановича и Алены Тимофеевны - было 9 детей. Фото - архив семьи.

В годы СССР Максима Горького – советского писателя и как еще его звали, Буревестника, - знали все.

Начинали с автобиографических книг «Детство», «В людях», «Мои университеты». «Моим университетам» недавно исполнился век. В них Горький рассказал о людях, на него повлиявших.

…И представьте удивленье сибиряка, за прилавком отмерявшего пару метров нужной мануфактуры, когда один покупатель в 1924-м зашел, спросил.

- Деренков? Про тебя у Горького написано?

Потом другой спросил… И Андрей Степанович Деренков, хозяин мелкой лавки в кузбасской Лебедянке, нашел, прочитал, улыбнулся. Про его помощь – деньгами - бедным студентам. Про его тайную библиотеку в Казани, с литературой в том числе марксистской, которую он (родившийся в 1855-м, еще крепостным!), переписывал от руки. И про себя, каким его запомнил Горький (Алексей Пешков) в 1885-м: «…сухорукий человечек, с добрым лицом в светлой бородке и умными глазами».

Алексей Пешков - будущий советский писатель Максим Горький. Фото - музей Горького и Шаляпина, Казань.

Алексей Пешков - будущий советский писатель Максим Горький. Фото - музей Горького и Шаляпина, Казань.

Андрей Деренков бежал в Сибирь, чтобы уцелеть в волне арестов. Фото - архив семьи.

Андрей Деренков бежал в Сибирь, чтобы уцелеть в волне арестов. Фото - архив семьи.

Эта книга Горького в СССР была очень популярна. Фото - соцсети.

Эта книга Горького в СССР была очень популярна. Фото - соцсети.

Тайная комната и судьба Феникса

И ту тайную комнату, которую сделал в своей первой лавке, в Казани, за войлочной ширмой, Деренков вспоминал не раз.

И как в ней собирались студенты, читали, мечтали, спорили…

И верно Горький написал, как однажды Деренков ему сказал:

— Накопятся сотни, тысячи таких хороших людей, займут в России все видные места и сразу переменят всю жизнь!

… Их собственная жизнь переменилась 4 декабря 1887-го – со студенческой сходки в университете Казани, в которой был и первокурсник Владимир Ульянов. Но ни Горький, ни Деренков его еще не знали.

По городу пошли аресты. Горький кого-то из задержанных знал. И где листовки печатали знал. И Деренков тоже… И, раздав свою библиотеку, Деренков бежал в Сибирь, с иконой Казанской Божьей матери и с 70 рублями…

- В Лебедянке начал все с нуля. Стал возить ягоды, продукты в Томск. Заказали лесокрепь для шахты, он работу организовал. Со временем лавку открыл. Женился. Дом построил, - рассказывает мне в Анжеро-Судженске правнук Деренкова - Юрий Башев. – Был человеком дела. И смелым. Однажды ему нужно было деньги в Томск отвезти, во что-то хотел вложиться, так он переоделся в рваный тулуп, взял лошадь никакую, худую, грабители остановили на полдороге: «…не видел ли купца Деренкова?» - «Не знаю такого, но кто-то на тройке пролетел, свернул вон туда». Так и обошлось…

А после Гражданской его арестовали и выпустили. Спасла та книга и молва:

- Друг Горького!

Андрей Степанович Деренков с родными на пасеке, в тайге недалеко от Лебедянки. Фото - архив семьи.

Андрей Степанович Деренков с родными на пасеке, в тайге недалеко от Лебедянки. Фото - архив семьи.

Дом

Нас в комнате трое. Точнее, четверо. Юрий с женой Татьяной, я. И голос его бабушки - Таисьи Андреевны Башевой (дочки Деренкова). Юра записал ее на магнитофон в 1990-х.

- Память имела - исключительную. Даже в 94 года - умножала трехзначные числа на трехзначные, в уме! Быстрее калькулятора! Хотя три класса у ней... С шести лет работала у отца в лавке, товар отпускала, без ошибок. И это все - от отца, - говорит Юрий.

И предпринимательская жилка была у нее от отца.

В 1930-х Деренкова все-таки «раскулачили» («отобрали дом, лавку»). И с тех пор Андрей Степанович больше своей крыши над головой не имел. Жил то у одной дочери, то у другой, то у сына…

Жили тяжело. Деренков писал Горькому, просил помочь снять клеймо «лишенца», чтобы получать пенсию. И Горький за него просил…

А насколько тяжело… Говорит Таисья Андреевна (Андрей Степанович много жил с ее семьей).

- «Приди, побели мне печку. Собери кусочки свиньям». А я их - в чистый халат, и отцу несу, я ему этот кусочек хлеба несу… - говорит Таисья Андреевна про один из типичных дней, как нанималась к кому-то на подработку. - «Да урюк не фондовый возьми». Я карман и набила… А пришло время, когда не стало работы, намыла урюк, он разбух, поехала в деревню, менять его на яйца. И спичек – отцу сказала, отбирай по столько-то и на дощечки наматывай, он и приготовил… И мне за урюкинку давали два яйца и за спички – дали полную корзину яиц. Вернулась, продала на тысячу с лишним.

И так же покупала – перепродавала ткани. Раз ночью до места добралась, попросилась на ночлег, ей сказали: отчаянная. Накануне там волки женщину разорвали.

И садила картошку, распахав целинное поле, и урожай продавала. И складывала копеечки годами на сберкнижку, на мечту – на дом, ведь жили – снимали угол.

- А как же золото «деда Деренка», о котором говорили все и всегда? – уточняю у Юрия.

- Со дня, как «раскулачили», хранился золотой – подпяточник, Таисье отец на свадьбу дарил. Да три золотых стопочки. В Великую Отечественную Андрей Степанович, патриот, сказал снести это все в фонд Победы. За золото им тогда дали мыло.

- А в 1947-м, - снова Таисья Андреевна, - проводила мужа и сына на работу на север. И по радио услышала, будет реформа, но у кого деньги не на руках, а на сберкнижке – то хорошо.

И тут сосед стал дом продавать, дорого. Она ему: если бы за мою сумму, я бы купила. Но нет.

Собралась сама на север. Отца к брату своему уже отвезла.

И реформа.

И у соседа все, нет вообще покупателей. Пришел к Таисье Андреевне сам. Опять не договорились. А она виду не подала, что дом этот очень хочет. И ночь тогда промучилась, что нет отца рядом посоветоваться. А к утру придумала, как лучше сделать.

И наутро, 4 декабря 1948-го купила тот дом. А старого хозяина в нем - к его большой радости - она жить в доме оставила, до тех пор, пока он себе новый не купит. И Таисья Андреевна уехала к своим на север, чтобы через три года с семьей уже в свой дом вернуться и отца привезти. И так все и вышло.

(НЕ) последняя книга

Андрей Степанович Деренков умер 18 июля 1953-го. Ему было 98! И он в январе 1953-го писал: «Жизнь очень интересная пришла…»

В семейной памяти осталось: умер спокойно, в кресле-качалке.

А что читал в последние дни? Не сохранилось. Возможно, уже не мог. А вот слушать – по-прежнему любил.

Так, ему Башевы-северяне, Таисья с мужем Дмитрием – геодезистом и с сыном Леней – энергетиком про одну их экспедицию рассказали. Как шла экспедиция по реке, по весне. И оттаял ...мамонт. Собаки нашли, грызть начали. Время голодное, люди собак отогнали и мяса мамонта нарезали, на костре приготовили.

- И как мамонт по вкусу?

- Как корова.

… Дождь за окном набирает силу. Шелест переходит в поток, в град. И чем сильнее гремит за окном, тем сильнее становится «оперный» голос Юрия. Голос много лет назад был обычным. Развил его на работе – помог производственный шум. И Юрий много лет читает в храме.

- Боже, боже…, услыши ны… - читает и мне свой любимый псалом. И лицо его светится любовью к миру, как светилось у Андрея Деренкова, когда собирались студенты.

Правнук Деренкова из Горького помнит сказки, Данко. «Мои университеты» смотрел в кино, с бабушкой.

- Да, Горький был героем своего времени и… пророком пролетариата. Мы выросли на пролетарской истине, - думаю вслух. – И все-таки истина…

- Шире… - говорит правнук с задумчивыми «прадедовыми» глазами и с родовой, беспокойной жаждой познанья мира и мечтой о человечестве.

Андрей Степанович Деренков прожил 98 лет и всю жизнь любил книги. Фото - архив семьи.

Андрей Степанович Деренков прожил 98 лет и всю жизнь любил книги. Фото - архив семьи.

Правнук Юрий Башев с прадедовой иконой Казанской Божьей Матери.

Правнук Юрий Башев с прадедовой иконой Казанской Божьей Матери.

Фото: Лариса МАКСИМЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

В доме уже век хранятся кружева и вышивка дочки Андрея Деренкова - Таисьи.

В доме уже век хранятся кружева и вышивка дочки Андрея Деренкова - Таисьи.

Фото: Лариса МАКСИМЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

В 1946-м. В Казани, на конференции. Андрей Степанович Деренков - в центре. Фото - архив семьи.

В 1946-м. В Казани, на конференции. Андрей Степанович Деренков - в центре. Фото - архив семьи.

Андрей Степанович Деренков в Казани, в музее Горького, с женой писателя и директором казанского музея. Фото - городской краеведческий музей, Анжеро-Судженск.

Андрей Степанович Деренков в Казани, в музее Горького, с женой писателя и директором казанского музея. Фото - городской краеведческий музей, Анжеро-Судженск.

Андрей Степанович читал до глубокой старости. Фото - архив семьи.

Андрей Степанович читал до глубокой старости. Фото - архив семьи.

P.S. За жизнь Деренков собрал дома две библиотеки. Под 3000 книг! Одну в Казани, раздал, уезжая, предвидя арест. Вторую собрал в кузбасской Лебедянке. Около 1000 книг отдал потом в первую рабочую библиотеку на Судженские копи. В Гражданскую эти книги раздали людям, чтобы сберечь от судьбы попасть в топку. И где они, с тех пор неизвестно. В городской библиотеке Анжеро-Судженска сейчас около 300 ретро-книг, на нескольких – штамп Судженских копей. Возможно, какие-то и есть книги «деда Деренка». К примеру, зачитанный мощный том Всемирной истории.

Вопрос на засыпку

Выстрел

Деренков уехал за Урал из-за выстрела?

12 декабря 1887-го в Казани 19-летний Горький выстрелил себе в сердце у стен мужского монастыря.

Позже рассказал об этом в рассказе, как выбрал место, купил револьвер, изучил по атласу, где точно сердце… И выстрел в грудь – осечка. Второй в воздух – проверка. Третий – в грудь, получилось, да еще и загорелся. На выстрелы прибежал сторож. Потом – больница, операция, жизнь.

Как пояснили в музее Горького и Шаляпина в Казани, документально причинно-следственной связи между выстрелом Горького и отъездом Деренкова в Сибирь нет.

Но Деренков в воспоминаниях писал о предсмертной записке Горького с цитатой из Гейне. Для полиции - слишком умной для простого парня из народа, работника «деренковской» пекарни. И что именно тогда началась за Деренковым и пекарней, и за приходящими, уходящими слежка.

- И до сих пор не установлено, из-за чего стрелялся Горький, - говорит «КП» Марианна Гаврилова, директор музея Горького и Шаляпина в Казани. – Тут и стечение обстоятельств, и одиночество, в кружках про него говорили «самородок», но и говорили, «не дорос»… Плюс тяжелая работа. И у него умерла же недавно бабушка. И разочарование (будто бы был безответно влюблен в Марию, сестру Андрея Деренкова). Но Горький потом писал, был влюблен и в нее, и в Надю Щербатову…

Маша потом вышла замуж. Долго-долго болела, семья ее распалась, она уехала, жила одна, работала акушеркой. Когда Маша вскоре умерла, Горький сказал, что она прожила жизнь, как житие…

Из воспоминаний Андрея Деренкова о выстреле Горького, раздачи марксистских книг и причине своего побега в Сибирь. Фото - архив семьи.

Из воспоминаний Андрея Деренкова о выстреле Горького, раздачи марксистских книг и причине своего побега в Сибирь. Фото - архив семьи.