Премия Рунета-2020
Кемерово
+11°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 мая 2024 12:37

«Где ты, Ваня?»: семья кузбасского танкиста ищет мальчика-героя, в 1943-м спасшего его и «святой» танк

Легендарная история, произошедшая с танкистом из Кузбасса, продолжается
Иван Васильев выучился на механика-водителя танка и прошел всю войну. Фото - архив семьи.

Иван Васильев выучился на механика-водителя танка и прошел всю войну. Фото - архив семьи.

Танкист Васильев, вернувшись с Победой домой, в Осинники, до конца дней вспоминал и искал мальчишку, Ванюшку, встреченного на Великой Отечественной войне. Чтобы сказать Ване-герою: «Спасибо, ты спас мне жизнь!»

Прошли годы. Не стало состарившегося танкиста… И поиск подхватила дочь, Надежда. И это — отца завещание…

- Звали мальчика Иван, Ванюшка. Фамилия Бадугин или Бадукин, или, может, даже, Бадухин… И ищу его десятки лет. И если смиряюсь, останавливаюсь, то сердце потом снова тревожится и к поиску Вани меня возвращает, - и в голосе дочери танкиста, Надежды Пономаревой, сейчас, в канун 9 мая, особенно живет надежда. – Где ты, Ваня? Или дети, внуки твои… Памятью наших отцов, прошу, отзовитесь!

1943 год. Обретение «сына полка»

… Танк грохотал по пустой деревенской улице и шел медленно, как бы присев, но всегда готовый к прыжку. Механик-водитель Васильев вглядывался в дым. По карте уж должна начаться деревня. Черный снег. Черный дым из земли. Черные вешки по обеим сторонам улицы.

Вешки – печные трубы. Немцы, отступая, деревню сожгли.

(И, скорей всего, деревня та была под Воронежем. И шел январь 1943-го. Примерно так помнит с детства дочка танкиста Васильева.)

Иван Васильев учился на механика-водителя танка на Дальнем Востоке и прошел всю Великую Отечественную войну. Фото - архив семьи.

Иван Васильев учился на механика-водителя танка на Дальнем Востоке и прошел всю Великую Отечественную войну. Фото - архив семьи.

- И танк ехал – и никого. Но вдруг откуда-то из развалин или из погреба вылез, побежал за танком мальчишка. Танкисты его увидели. Он лет 14, но маленький, щуплый, на нем сожженные шаровары-штаны. И он попросил: «Возьмите меня с собой…», - помнит слово в слово отца Надежда. – Да и как было оставить его, одного, в мертвой деревне? Танкисты и взяли Ваню, согрели, накормили. Но в «сыны полка» записать не могли, нельзя, впереди бои. Так и решили – Ваня с ними до следующей деревни доедет и там его какой-нибудь доброй женщине передадут. Но и в той деревне – одни печные трубы…

И сколько времени Ваня пробыл с танкистами, Надежда не знает. Но уж насчет формы попытались танкисты вопрос решить и о форме стал хлопотать командир.

- Не удалось, не было по росту ничего подходящего… Но как-то Ваню они тогда, в морозы, одели…

И стрелять Ваня успел у бойцов научиться. И потом наступил тот памятный день.

- Танк папин был из резерва. Папа говорил, резерв всегда внезапно появлялся, там, где их немец не ждал… И в тот раз было так. Наши пошли в обход, тропой по болоту. Отцовский танк шел последним. Те, что впереди, прошли нормально, но расшатали, разбили тропу. И последний, отцовский, танк сел в болото. Передние ушли, вступили в бой. А этот так и не смог вырваться.

И не было ходу ему ни вперед, ни назад.

- Те, кто впереди, по связи, видимо, передали, оставаться на месте, ждать наших… Но у немцев оказался снайпер на пригорке, в дозоре, и он танк углядел, своим передал, направление удара орудий скорректировал… А экипаж нашего танка еще не сообразил, что уже под прицелом. Первым командира танка снайпер ранил, когда тот открыл люк. Второй танкист, спасая командира, ранен был тоже…

Потом немцы начали бить по танку, но не уничтожали, хотели трофей.

И танкисты приняли бой. И танк буравил болото, вырываясь, но погружался все глубже.

- И уже ситуация стала совсем критическая. И уже в экипаже ранены все. Двое тяжело, стрелок убит. Через верхний люк уйти нельзя. Попытаться через нижний? Но это в болото… И трясина их не выпустит… Но они выбрались через нижний. Мальчишка, Ванюшка, слазил первым и потом вытащил всех танкистов. Нашел поблизости клочок суши, на него тяжелораненных перетащил, укрыл плащ-палаткой.

И их осталось двое, держать оборону. Два Ивана, большой и маленький, раненый механик-водитель Васильев Иван и мальчишка Ванюшка. Васильев вскоре получил ранение тяжелое, потерял сознание.

И мальчишка не подпустил немцев, отстреливался сутки, продержался до прихода наших.

Знал ли Ванюшка про секретную новую броню? Да еще, говорили в экипаже, святую. Наверняка слышал. А если не успел, то и так защищал для экипажа святое – боевую машину.

А почему броню назвали святой?

Танки были новыми, только поступившими, с усилением брони.

- И их колонну провожал на фронт епископ, и это в советское время! И он освятил каждую машину. И экипажи крест целовали… - помнит рассказ отца дочь танкиста Васильева.

И в части говорили, что броню, для этих машин, отливали в том числе на пожертвования верующих. И что в сплав добавили оклады чудотворных икон, церковные подсвечники… Чтобы Бог защитникам Родины – в помощь! И точно!

- Папа говорил: они, танкисты, на этих танках потом всю войну ощущали небесный покров. Их, как резерв, бросали на самые трудные участки, и они задачу всегда выполняли.

Госпиталь. Два Ивана. Прощание…

Танкист Васильев выжил тогда чудом. Пришел в себя после операции. Услышал от хирурга про пулю немецкую, что попала в висок.

- Полтора миллиметра тебе оставалось до смерти…

- А остальные? Живы? – спросил танкист. – А наш мальчик, Ваня? Он жив?

Услышал: из экипажа выжили лишь он и Ванюшка…

В госпитале танкист Васильев пробыл три месяца, вернулся в часть. А потом поехал по поручению и заехал по пути в другой госпиталь, где знал, лежал Ванюшка, навестить, гостинцев передать. Танкист слышал: Ванюшка за сутки подвига обморозил ноги. Но как сильно, не знал.

… Они столкнулись в воротах госпиталя. Неожиданно для обоих. Танкист Иван Васильев и мальчишка Ваня с выпиской. Обнялись. Мальчишка на костылях. Танкист гостинцы ему в вещмешок уложил, накрепко завязал. Постояли. Обнялись на прощанье. И Ванюшка зашагал по апрельской дороге. На костылях, без ног.

- Обмороженные в том бою ноги ему ампутировали почти до колен. И эта картина осталась в памяти отца навсегда: дорога уходит в даль и по ней, в никуда, уходит мальчик-сирота на костылях, без ног… И про это папа, как стоял, смотрел Ванюшке вслед и плакал, помнил всю жизнь, - говорит Надежда. – И все годы вспоминал, как мучился тогда в воротах вопросом. Дать мальчишке адрес, чтобы он ехал в Сибирь?... Но некуда было ехать. Мама танкиста Васильева умерла до войны. Отец танкиста Васильева умер в 1942-м. Дома мачеха с двумя детьми, время голодное, и как-то она ответит на стук чужой и костылей в дверь...

И танкист Васильев воевал дальше и, вернувшись с Победой, встретил свою судьбу, женился, родились дети.

После Победы. Танкист Иван Васильев с женой Полиной и детьми Сережей, Ниной и Надей (в верхнем ряду). Фото - архив семьи.

После Победы. Танкист Иван Васильев с женой Полиной и детьми Сережей, Ниной и Надей (в верхнем ряду). Фото - архив семьи.

- Но он никогда не забывал Ваню. А потом пришло время, и папа стал считать своим долгом обязательно найти Ванюшку, поблагодарить за спасенную жизнь и помочь…

И Надежда помнит, как еще маленькой школьницей писала под папину диктовку письма-запросы по городам. Потом отец писал сам, искал, искал Ваню...

Танкист Иван Васильев (на фото) всю жизнь помнил подвиг мальчика-героя Ванюшки в 1943-м. Фото - архив семьи.

Танкист Иван Васильев (на фото) всю жизнь помнил подвиг мальчика-героя Ванюшки в 1943-м. Фото - архив семьи.

9 мая 1978-го. Письмо. Ожидание встречи…

И шли годы. Танкист Васильев продолжал искать и верить.

И, наконец, пришло письмо с результатом. Что есть такой Иван, жив, живет в Рязанской области, работает сторожем в совхозе, двое детей.

- Папа всю ночь писал Ванюшке письмо и рвал его, и начинал новое. Так и не написал. Решил: поедет по адресу сам. Еще решил, что станет половину своей шахтерской пенсии Ване отсылать. И наутро, а наступило 9 мая 1978-го, пошел в кассу, брать билет на поезд — ехать к Ване. Радовался, волновался, думал о близкой встрече. Билет взять не успел. Умер у кассы, от сердечного приступа.

… Письмо с Ваниным адресом и с правильной фамилией в те горькие дни похорон потерялось. Надежда помнит, что папа так долго искал, потому что он сам всю жизнь помнил фамилию мальчишки с ошибкой.

И годы спустя она решила закончить дело отца и начала искать Ваню или его потомков. Обращалась в военкоматы и советы ветеранов Рязанской и соседних областей. Нет такого. Но каждый год смотрит выкладку фамилий и документов на сайте «Память народа» и в «Бессмертном полку» и ищет в Сети и говорит:

- Я верю, найду!

Надежда Пономарева, дочь танкиста Васильева, продолжает искать мальчика-героя Ваню из 1943 года. Фото - архив семьи.

Надежда Пономарева, дочь танкиста Васильева, продолжает искать мальчика-героя Ваню из 1943 года. Фото - архив семьи.

О главном

Военная тайна

В секретную броню брали даже колокола.

Как пояснили историки «ЕВРАЗа», за годы Великой Отечественной на Кузнецком металлургическом комбинате было создано 70 (!) новых марок стали для нужд обороны.

Танковую броню катали в Кузбассе – на КМК - и на Урале. Каждый второй танк на фронтах был из кузнецкой брони.

Сталь выплавляли на вторичном металлоломе. Производить из вторсырья выходило дешевле и быстрее. Сбор его шел по всей стране. Люди сдавали кровати, ложки, сковороды, утюги, велосипедные колеса, оклады икон из дома… А в Центральной России, где сохранилась часть храмов, прошел церковный сбор металла. В памяти рабочих КМК осталось: с составами с разбитой техникой с фронта и с "народным" металлоломом однажды пришел дар - колокол…

В документах КМК отдельного термина «святая» броня не было. Церковный металл шел на «оборонку» со всем другим металлоломом.