Премия Рунета-2020
Кемерово
+23°
Boom metrics
Общество22 декабря 2021 15:35

Ушел из жизни Почетный гражданин Кемеровской области Иван Шилов

Его называют человеком-легендой
Иван Шилов - человек-легенда для действующих и бывших сотрудников МВД. Фото: Ветеранские вести.

Иван Шилов - человек-легенда для действующих и бывших сотрудников МВД. Фото: Ветеранские вести.

В Москве на 92-ом году жизни от продолжительной болезни 22 декабря 2021 года скончался помощник министра, член Коллегии МВД России, председатель Российского Совета ветеранов ОВД и ВВ и почетный гражданин Кемеровской области Иван Шилов. Об этом сообщает издание "Ветеранские вести".

Иван Фёдорович Шилов родился 3 сентября 1930 года в селе Острог Яшкинского района Кемеровской области. Его послужной список в системе МВД начался в далёком сорок восьмом году. Первое воинское звание — рядовой. А должность — стрелок. Призван был в конвойные (сейчас — внутренние) войска. На третьем году службы руководство части откомандировало его на учебу в Калининградское военное училище МВД СССР. Год окончания образовательного заведения пришёлся на 53-й - очень сложное для страны время: смерть Сталина, разоблачение Берии, массовая амнистия. Многих выпускников училищ МВД (внутренних и пограничных войск) направили тогда на службу в органы внутренних дел, для усиления.

По распределению был направлен в Хабаровский край. По дороге заехал к родителям в Кемеровскую область, там и провел свой первый отпуск. На танцах познакомился с первой местной красавицей. Та встреча для обоих стала судьбоносной. Поженились и уже семьей поехали на Дальний Восток. Прожили с Надеждой Антоновной более полувека.

В Советской Гавани в качестве оперуполномоченного уголовного розыска на Деле узнал, что такое ««холодное лето 53-го». Вокруг города находилось 11 колоний, а ещё как не упомянуть и про тревожно знаменитый порт Ванино. Именно туда с Севера пароходы привозили всех освободившихся из мест заключения. Откуда и направляли их поездами во все концы страны. Преступность в городе резко возросла. Народ боялся выходить на улицу. Работы местным сотрудникам хватало с избытком. Но справились. Ситуацию переломили.

Затем были годы учебы в Высшей школе МВД СССР и новое назначение по окончании вуза. На сей раз на малую родину — в Кемеровскую область. Службу здесь он начал с должности оперуполномоченного в УВД г. Новокузнецка. Через полгода Иван Шилов был назначен начальником территориального отделения милиции, где строился Западно-Сибирский металлургический комбинат. То была Всесоюзная ударная комсомольская стройка. А через год обслуживаемую территорию назвали Заводским районом, и Иван Федорович был переназначен начальником РОВД. Здесь он прослужил почти 10 лет. Это стройка союзного значения, куда строители прибывали эшелонами буквально каждый день. И контингент здесь сложился неоднородный, и криминогенная обстановка была сложная. Даже на улицах и в общественных местах не хватало нарядов, чтобы обеспечить общественный порядок. Всего было 17 сотрудников патрульно-постовой службы. Тогда было принято решение о создании комсомольского оперативного отряда, в котором через год было уже 2500 человек. Ивану Шилову тогда не было и тридцати. По тем временам столь ««юный» начальник райотдела — дело неслыханное. «Взрослые» коллеги первый год относились к нему с некоторой иронией, дескать — ««молодо-зелено», называли «сынком». Но вскоре отдел стал правофланговым во всей области и ему предложили повышение: сначала возглавить отдел, затем - управление уголовного розыска, а после он был назначен на должность заместителя начальника УВД Кемеровской области.

Затем его перевели в Москву на должность главного инспектора штаба МВД. Но прослужив несколько месяцев на новой должности, он вновь был направлен на Дальний Восток в качестве начальника УВД Приморского края.

В 1983 году генерал Шилов возглавил Главное управление уголовного розыска МВД СССР, затем Главное управление внутренних дел Московской области. С марта 1988 года – заместитель Министра, первый заместитель Министра внутренних дел СССР.

В 2002 году возглавил общественную организацию ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск России.

Вот что он сам рассказывал о службе в Новокузнецке, Кузбассе:

- ...В Кемеровской области, в УВД г. Новокузнецка, в отделе уголовного розыска, меня на беседу вызвал начальник областного УВД генерал-майор К. И. Григорьев. Сначала расспросил, как дела, как осваиваюсь, а потом и говорит: - Есть мнение назначить вас начальником территориального отделения милиции, где строится Западно-Сибирский металлургический комбинат.

Это была ударная комсомольско-молодежная стройка. Сами понимаете, там и вербованные по оргнабору, и, конечно, по комсомольским путевкам. Плюс ко всему — солдаты Западной группы войск из Германии: для них демобилизация была на полгода раньше. Они прибывали эшелонами — повзводно, поротно, побатальонно и даже полками. Только офицеров не было.

Настойчивая беседа с генералом закончилась моим назначением. Отделение только начинало жить, а через год на обслуживаемой территории создали район, меня назначили начальником райотдела.

Конечно, начинать было трудно. Личный состав собирали по всем райотделам. А какой же начальник отдаст лучшего сотрудника? Поэтому и показатели были низкими. Не было, как бы это сейчас назвали, связи с общественностью. Лишь после придания статуса района и образования райкома, исполкома, районного комитета комсомола работа начала налаживаться. Силами только личного состава райотдела трудно было справляться с поставленными задачами.

А обстановка действительно была непростая. На территории - общежитие на общежитии, на 700 человек каждое. Драки были постоянно. Например, прибывшие из Ивановской обла¬сти устраивали разборки с приезжими из Пензенской области. Столкнулись мы и с тем, что, к сожалению, комсомольские путевки доставались и лицам не комсомольского возраста. Задерживаем нарушителя и слышим: «Как вы смеете, я по комсомольской путевке, я патриот!» А у этого «патриота» во рту только один зуб торчит, сразу видно, что он недавно от «гражданина начальника».

Эта категория очень много хлопот доставляла, провоцировала на «подвиги» остальных. К со-жалению, не обошлось без массовых беспорядков. 22 апреля 1961 г. разгромили все подразделение, сотрудников избили до беспамятства, захватили оружейный парк, разломали сейфы, сожгли дела оперативного учета и разработки.

Патрульно-постовой службы у нас практически не было — один экипаж на машине, да еще один автомобиль у меня как у начальника. Вот и все техническое оснащение. А танцплощадок было много, где часто происходили групповые драки, поэтому я поставил перед собой задачу — создать комсомольский оперативный отряд. И мне удалось это сделать. Володя Кустов, активный, задорный комсомолец, был начальником штаба. Уже через год в отряде было две с половиной тысячи человек. Они прикрывали все танцплощадки. Да и сам я все время объезжал их на машине, пока не закончатся танцы.

На предприятиях активно заработала народная дружина. На дежурство выходили во главе с начальниками строительных управлений и секретарей парткомов, комитетов комсомола. Одной из наших главных задач была работа в общежитиях и общественных местах.

Конечно, в райотделе у меня было отделение уголовного розыска. Его работе я уделял особое внимание, начиная с подбора кадров. Брал молодых, энергичных, добросовестных и инициативных ребят. А что касается опыта – это, как известно, дело наживное. Мы вместе учились. На моих глазах проходил процесс становления каждого оперативного работника.

В целом начальником райотдела на этой стройке я прослужил почти 10 лет. Надо сказать, что все эти годы меня все равно больше тянуло к чисто оперативной работе. И однажды к нам приехал Министр внутренних дел Вадим Станиславович Тикунов. Посмотрел стройку – и к нам в отдел. Выслушал мой доклад, подробно обо всем расспросил. Уже потом начальник УВД поблагодарил меня, сказал, что министр остался доволен.

А спустя время начальник УВД Кемеровской области генерал-лейтенант В.Н. Новиков предложил мне возглавить отдел уголовного розыска УВД Кемеровской области.

В этот период мне довелось на себе ис¬пытать комплексную инспекторскую проверку МВД СССР. Бригадиром комиссии был полковник Владимир Яковлевич Афанасьев. Сам в прошлом работник уголовного розыска, он лично инспектировал и меня, и мое управление. А строгий был (и принципиальный такой) исключительно. Я даже засомневался, буду ли и дальше руководить управлением. Как оказалось, это у него такой стиль работы был.

Когда проверка закончилась, на подведение итогов вдруг прилетел министр внутренних дел СССР Николай Анисимович Щелоков. Это было неожиданным даже для наших министерских проверяющих. Естественно, совещание вел он сам. По списку заслушивать меня должны были первым, а тут... Сначала министр вызвал следствие, потом БХСС, ООП, ИТУ. Жду своей очереди и наблюдаю за тем, как Щелоков реагирует на каждое выступление. Он морщился, когда продолжительное время звучали сравнительные цифры. И я рискнул начать свое выступление докладом по наболевшему кадровому вопросу. Дело в том, что у меня только 13,5% оперативников окончили средние специальные учебные заведения, высшие — единицы. А подготовкой сотрудников уголовного розыска в то время занималась лишь Омская высшая школа. Так почему бы не открыть ее отделение или филиал в Кемерове? Тогда уже через 5 лет с высшим образованием у нас было бы 75% личного состава. Три года и в МВД, и в ГУКе я пытался решить этот вопрос. Тщетно.

Вот об этом я и стал говорить. А показать было что: по раскрытию убийств, тяжких телесных повреждений мы были лучшими в стране. Доложил о том, какая нагрузка ложится на оперативного работника, какой процент раскрываемости. Подчеркнул при этом, что названные цифры создают люди, беззаветно любящие свою работу.

Но, - говорю, - товарищ министр, результаты могли бы быть и лучше, если бы этим энтузиа¬стам дать образование. Ведь есть вариант, есть конкретное предложение.

- В чем дело? Какое предложение? - заинтересовался министр.

И я изложил суть проблемы. А на совещании были начальник Политуправления генерал A.M. Зазулин и руководители кадрового аппарата. Щелоков обращается к ним:

- В чем дело, почему не решается вопрос? Я вам даю поручение: когда вернемся в Москву, при-каз о создании в Кемеровской области филиала Омской высшей школы милиции - мне на стол.

Видимо, министра мое выступление заинтересовало, и, обращаясь к Зазулину, он сказал:

- Полковник Шилов есть у Вас в картотеке на выдвижение? Почему нет?

Так я попал в резерв на выдвижение по линии Главного управления уголовного розыска. Я уже был заместителем начальника УВД по оперативной работе, когда меня пригласили в Министерство внутренних дел СССР. Был такой институт главных инспекторов на выдвижение в качестве руководителей МВД, УВД и т.д. — 3-4 человека. И я оказался в их числе.

Но ненадолго. Однажды в десятом часу вечера у меня в кабинете раздался звонок прямой связи с министром. Время-то позднее, я и подумал, что, должно быть, это техничка протирает телефон. На всякий случай беру трубку:

- Да.

- Что за «да», с министром как разговариваете? Ну-ка, сибиряк, зайди ко мне.

Я думал, что он мне какое-то поручение будет давать. Практиковалось такое - выезд с ним или с бригадой на места. А он меня посадил и говорит:

- Не потребуется сегодня никакой записи. - сам сидит за своим столом. - Ну, как настроение, как вхождение в жизнь аппарата министерства, какие взгляды, пожелания?

- Товарищ министр, я человек конкретный, - отвечаю, - здесь всего несколько месяцев, боюсь, чтобы не было ошибочных выводов, надо еще послужить.

- Вот этого-то как раз и не полу¬чится. - Вышел из-за стола, сел напро¬тив меня. - Служить, Иван Федорович, придется ехать на край.

У меня шальная мысль мелькнула - в это время уходил в от-ставку по возрасту начальник УВД Краснодарского края. Сразу предста¬вил себе: Туапсе, Сочи, Черное море...

Николай Анисимович подошел к висящей на стене штабной карте:

- Вы эту карту видели. Вот Приморский край. Уже больше двух пятилеток в красный цвет окрашен. Знаете, что это такое?

- Так точно, — отвечаю, — сложная оперативная обстановка, низкие результаты работы.

- Хорошо знаете. Так вот, я готов извиниться перед вами, но придется ехать в Приморский край. Я даже приподнялся от такого разговора, а он мне:

- Сидите, сидите.

- Товарищ министр, вы о моей службе на Дальнем Востоке, конечно же, знаете.

- Поэтому я с вами так долго и разговариваю. Мне неудобно, и я готов извиниться и перед вашей женой и семьей за то, что снова отправляем служить вас на Дальний Восток.

Тогда такой был порядок — отслужил там три года, и можно было переводиться в среднюю полосу. А у меня аж почти три срока было.

Он встал, подошел ко мне:

- Иван Федорович, дайте согласие ехать в качестве начальника Управления внутренних дел Приморского края, — пауза. - Мне сегодня уже и генеральный сделал замечание: Приморский край цветущий, растущий, развивающийся и в экономическом, научном плане, и в сельскохозяй¬ственном, а вы по своей линии не можете навести порядок.

Пауза...

- Я прошу вас, Иван Федорович, дать согласие. Снимите позор с МВД, с меня как с министра.

Что можно было сказать после таких слов?

- Но, товарищ министр, это же предварительный разговор, еще должно быть постановление ЦК и Совмина.

Он развернулся и подает мне со свое¬го стола лист бумаги:

- Читайте.

Читаю: «Постановление Совмина: назначить полковника Шилова начальником УВД Приморского края».

- Товарищ министр, так с этого и надо было начинать.

- Нет. Мне нужно было предварительно ваше согласие.

...Около полутора часов длилась наша беседа. Выхожу из кабинета, а мне его помощник вручает приказ и билеты на самолет: на завтра, на 10:00 утра. Оказывается, я должен был успеть на краевую отчетно-выборную партконференцию, на которой меня должны были ввести в состав пленума крайкома партии…»

С начала работы Ивана Федоровича Шилова в системе МВД прошла целая эпоха. Он работал и руководил подразделениями органов внутренних дел различных регионов страны, но никогда не забывал свой родной Кузбасс, а особенно Новокузнецк, в котором, по мнению Ивана Федоровича, проходило его становление как офицера и оперативного работника. Как рассказали в главке полиции Кузбасса, генерал-полковник Шилов регулярно приезжал в Кемеровскую область, где встречается с руководством, личным составом и ветеранами. И эти встречи всегда проходили на одном дыхании.

Одна из них состоялась в ноябре 2016 года. Тогда генерал Шилов принял участие в церемонии награждения лауреатов премии «Честь и доблесть», которая была учреждена Российским советом ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск в 2004 году.

А последняя встреча прошла в июле 2018 года в рамках празднования 400-летия Новокузнецка. Тогда Иван Шилов встретился с ветеранами городского управления МВД. В мероприятии приняли участие начальник ГУ МВД России по Кемеровской области генерал-майор полиции Игорь Иванов и личный состав новокузнецкого гарнизона полиции. Иван Федорович Шилов поздравил собравшихся с 300-летием российской полиции и 400-летием города Новокузнецка, пожелал достойного несения службы, успехов и благополучия. Он выразил признательность сотрудникам полиции за профессионализм и ответственность при несении службы по обеспечению правопорядка в Новокузнецке. Генерал Шилов наградил ветеранов медалями «За заслуги», «За активную работу по патриотическому воспитанию» и «100 лет советской милиции», памятными подарками, почетными грамотами и благодарственными письмами.

36 лет назад был создан совет ветеранов органов внутренних дел Кемеровской области. Это объединение неравнодушных людей с огромным потенциалом, активной жизненной позицией, желанием помогать и умением работать. Энергичные, мудрые, неутомимые представители старшего поколения защитников правопорядка обладают мощной объединяющей силой, способной на многое. В 1984 году ветеранскую организацию создавали милиционеры-фронтовики, которые вышли на пенсию, но были полны сил и энергии для дальнейшей работы. Первым председателем совета ветеранов стал участник Великой Отечественной войны Николай Петрович Дубинин, который руководил организацией 16 лет. Еще 17 лет возглавлял совет ветеранов Виктор Николаевич Перфильев. Последние несколько лет во главе стоит Станислав Ильич Евдокимов. Сегодня в совет ветеранов входит 31 первичная организация общей численностью около 8 500 человек. И особую роль в развитии кузбасского совета ветеранов сыграл Иван Шилов. Впрочем, не только для ветеранов, но и для действующих сотрудников он всегда оставался человеком-легендой, чьи активность и инициативность являются примером для подражания.