2016-07-14T10:30:19+03:00

Ирина Богушевская: «Я не хочу быть ни на кого похожей! Даже если совершаю какие-то ошибки»

Ирина Богушевская в гостях у радио "Комсомольская правда"Ирина Богушевская в гостях у радио "Комсомольская правда"Фото: Евгения ГУСЕВА

О пользе «Евровидения», сильных женщинах, новых песнях, летних концертах, стихах и Ди Каприо

00:00
00:00

Радио «Комсомольская Правда»Килограмм счастья

Стас БАБИЦКИЙСтасАлександровичБАБИЦКИЙРодился в далекой сибирской тайге. В юном возрасте повторил судьбу Пушкина и был сослан родителями на Кавказ (к бабушке и дедушке). В остальном с Пушкиным до обидного мало общего - в стихах бездарен, в дуэлях всегда побеждаю. Взращен на музыке Rolling Stones. Особенно нравится песня про ай-кент-гет-ноу-сатисфэкшн. И как Памела Андерсон бежит в красном купальнике по пляжу в Малибу. Характер... Ну примерно норд-норд-вест. Женат. В третий раз. Потому что третий раз - алмаз! На радио пришел в ранней юности, когда думал, что здесь все становятся радиоактивными. Ибо очень хотелось светиться в темноте, как собака Баскервилей. Со временем понял, что все будет не так. Но к тому моменту уже крепко подсел на эфир (прямой). Да там и остался. Чему несказанно рад.Стас БАБИЦКИЙ

Стас БАБИЦКИЙ

В эфире радио «Комсомольская правда» певица Ирина Богушевская рассказывает нашему редактору Стасу Бабицкому, что ее песня «39-й трамвай» действительно была написана в трамвае №39 и о главной мечте в жизни – спеть на концерте в честь Дня милиции.

Бабицкий:

- У нас в гостях популярная певица, прекрасная женщина, хороший человек – Ирина Богушевская.

Богушевская:

- Спасибо на добром слове.

Бабицкий:

- Иногда очень трудно создать хорошее кино. Но если ты его создаешь правильно, то потом уже последователям гораздо легче. Это я о фильме «Чужой». Ирина, мне кажется, очень многие женщины на нашей эстраде пытались петь так, как поете вы. Делать такие городские романсы.

Богушевская:

- Я не находила таких. Есть какие-то родственные души. Часто путали мои песни с песнями группы «Колибри». Мы писали одновременно. Мы вообще одного поколения с Леной Юдановой. Получалось так, что то ли культурный контекст был одинаковый, то ли у нас с ней одинаковые вкусы, получалось, что мы смотрим примерно в одном направлении. Я и страдаю от этого, и, с другой стороны, это явно плюс, потому что это какая-то своя особая ниша. Я не хочу быть ни на кого похожей и делаю ровно то, что мне нравится всю жизнь. Даже если я совершаю какие-то ошибки. Вышла «Книга песен» в 1998 году, это был театральный джаз, театр на сцене. Все были в восторге. А потом я записала пластинку «Легкие люди», где вообще пела поп-баллады. То, что не должно быть свойственно певице из театра МГУ. Меня страшно заклеймили. Там действительно не все было удачно с этой пластинкой. Но если ты не делаешь такие шаги, ты не развиваешься.

Бабицкий:

- Клеймить будут всегда, если ты что-то делаешь. Обычно не клеймят тех, кто обрастает мхом и сидит на печи, смотрит Евровидение.

Богушевская:

- Я вчера до трех ночи смотрела. Я каждый год смотрю. Песня из Дании симпатичная, привязчивая. Девчонка очень красивая, харизматичная. Это заслуженная победа. У нас традиция со старшим сыном – мы каждый год пьем пиво и смотрим Евровидение, обсуждаем это все. Лет пять-шесть назад, пока туда не поехали наши, которые стали вкладывать в это бюджеты, мне кажется, Россия превратила это все в мероприятие, где люди начали пытаться выставлять серьезных артистов. Десять лет назад это был совсем уже трэш. Из бабушкиных сундуков пиджаки, ужасные мелодии. Сейчас Эндрю Ллойд Вэббер пишет для Евровидения песню, или там работает шведская мафия, которая поставляет песню многим участникам.

Бабицкий:

- Половина композиторов – шведы.

Богушевская:

- Прошлогодний хит «Эйфория» - замечательная песня. Мне это интересно с профессиональной точки зрения. Я никогда бы не смогла туда поехать, потому что я очень психованный человек, а там нервы нужны просто стальные. Но смотреть это интересно. Мне не стыдно признаваться.

Бабицкий:

- Британские ученые подсчитали, что если собрать песни всех победителей Евровидения, то каждое 24-е слово в них будет «любовь». Побеждают в основном те песни, которые про любовь.

Богушевская:

- Представляете, если бы британские ученые собрали десятку наших хитов за много лет. Какая бы там была частота каких слов?

Бабицкий:

- «Рюмка водки на столе» - сразу повышает это до уровня небольшой оргии с распитием спиртных напитков в присутствии несовершеннолетних.

Богушевская:

- Зато мы подтвердили бы свой имидж. В этот раз греки развивали тему бесплатного алкоголя.

Бабицкий:

- Жерар Депардье, который пришел к нам как россиянин, как новый актер новой формации, такой европеец, говорит: меня потрясает свобода русских женщин (Прим. ред.: смотрите интервью с Жераром Депардье) Не в том смысле, что свобода, а самостоятельность. Если у француженки пьет муж, она старается это скрывать. Если у русской женщины пьет муж, она гоняет его по всему подъезду, а иногда с ним даже разводится. Для Жерара это сразу большие глаза: как это может быть? Во Франции так не принято. Это все-таки женщины достигли того уровня, о котором мечтали феминистки, теперь они свободны? Или это из истории «коня на скаку»?

Богушевская:

- В отличие от француженок, наши женщины на себе в прошлом веке вытащили абсолютно страшную войну, когда мужчины погибали миллионами, и все осталось на женских плечах. Этого теперь никуда не денешь. Это у нас в генетической памяти. Потому что мы все знаем истории из жизни наших семей, когда дедушка где-то был и писал письма в лучшем случае, а бабушка воспитывала одна троих детей, работала на производстве и каким-то образом выживала. Им пришлось стать такими. И потом все эти 90-е годы тоже. У меня было тогда ребенку два-три года, я помню эти адские очереди в магазинах, я помню пустые прилавки, как я, будучи аспирантской философского факультета, тратила кучу своего времени на то, чтобы сделать творог из кефирчика. Это такая школа выживания. Депардье может удивляться, но это у нас в генах. Не знаю, хорошо это или нет. Я не знаю, хорошо ли то, что мы стали такими сильными. Надо уметь быть слабыми тоже, чтобы позволять мужчинам быть сильными рядом.

Бабицкий:

- Ирина Богушевская – прежде всего человек, которого мы знаем как певицу. Будем говорить про творчество. Хочется услышать новую песню.

Богушевская:

- У нас есть такие сюрпризы. Зимой мы плотно работали над материалом нового альбома. Рабочее название пока «Кукла», может быть – «Подруга». История, которая прозвучит в этой песне, не совсем про килограмм счастья, но про то, что счастье обязательно будет. Я в это абсолютно верю. Это история, которая произошла с моими близкими друзьями, она меня абсолютно поразила. Я не знала, чем помочь своей подруге, и вот меня однажды просто разорвало на клочки, я написала эту песню. Там очень новый для меня вокал, новая интонация.

(звучит песня. Для прослушивания записи эфира включите плеер в начале статьи).

Бабицкий:

- Удивительная мелодика. Я подумал о том, что даже если бы эту песню пел кто-то другой, все равно было бы понятно, что это песня Ирины Богушевской. Есть неуловимый авторский слог. Может быть, лингвисты разложат все по полочкам, скажут, что это потому, что вот здесь удар на сильную долю. Я слышу, что это Богушевская.

Богушевская:

- Здорово, что вы слышите. У меня недавно были словесные баталии с редактором прекрасного издательства, которое сейчас будет выпускать книжку моих стихов и песенной лирики. Она мне позвонила, мы встретились. Это крупнейшее российское издательство ЭКСМО, сказала, что они хотят издать мои стихи в серии «Золотая серия поэзии». Я говорю: да что вы, какая поэзия, я уже давно пишу тексты к песням. Когда ты пишешь мелодию и слова одновременно, они получаются как бы служебными. Если их отрывать от музыки и печатать на бумаге, они иногда выглядят странно. Там сбиты строчки, там не совпадают размеры с классической строфой. Она говорит: знаете, я закончила литературный институт, у меня высшее образование, я утверждаю, что все-таки это поэзия. Она такая очень нежная, прекрасная. И вот мы договорились, что хорошо, мы сделаем этот сборник. К июню он должен быть готов. Будет большая презентация, я очень волнуюсь.

Бабицкий:

- В поэзии важнее всего настроение. Потому что Пушкин спокойно не чурался рифмы «любовь – кровь», но на это никто не обращал внимания, потому что настроение…

Богушевская:

- Помимо этого у него был гений на самом деле. И такие люди появляются иногда.

Бабицкий:

- Про активную концертную жизнь, особенно этим летом. Летом много кто активизируется, устраивает концерты. Вы тоже запланировали несколько больших мероприятий. Почему именно летом?

Богушевская:

- Настроение более солнечное, это точно. Я немножко лета побаиваюсь в том смысле, что мне-то кажется, когда наступают жаркие дни, самое время куда-нибудь уехать из города. И так мы от него достаточно сильно устаем. Но промоутеры утверждают, что лето – это очень хороший сезон, когда люди уже в таком каникулярном настроении, работают, но с удовольствием ходят отдыхать. И вообще сил уже у всех гораздо больше. У нас лето получается очень интересное. В начале июня мы летим на Кипр, потом у меня 14 июня зал Чайковского с презентацией книжки. Потом я полечу представлять ее на поэтическом фестивале в Перми. Оттуда поедем в филармонию Люксембурга. Мне приятно было узнать, что там зал продан уже. Мы там были несколько лет назад, представляли русскую песенную культуру. Я сделала культурологический концерт. Начала с русских романсов, потом перешла к Вертинскому, потому к Утесову, потом плавно к своим песням. В начале у нас был один рояль на сцене, потом появлялся кларнетист, потом гитарист. Мы постепенно разрастались в настоящий полноценный бэнд. И уже потом зажгли.

Бабицкий:

- Театральность остается во всех этих постановках?

Богушевская:

- Да. Это просто мы такими выросли, такими сложились в театре МГУ. Ему огромное за это спасибо. Это была совершенно потрясающая сценическая школа. Когда я потом смотрела мюзикл «Метро» или то, что сейчас происходило в театре «Практика», это такое же сообщество абсолютно сумасшедших молодых людей, которые готовы тратить сутки на то, чтобы репетировать. Это сумасшедшая энергия. Это здорово, когда у тебя в самом начале на старте есть такая история. С группой «Несчастный случай» мы до сих пор очень близки.

Бабицкий:

- Москва, Пермь, Люксембург. Где приятнее? Есть музыканты, которые говорят: я в ДК энергетиков не поеду, мне давайте палаццо.

Богушевская:

- Я вообще люблю петь. Если бы меня высадили на необитаемый остров, я бы даже там это делала. При том, что там не было бы ни палаццо, ни ДК энергетиков. Во всем есть свой кайф. Если ты выступаешь в консерватории Люксембурга, где все европейские звезды работают, там сумасшедшая акустика, потрясающий аппарат, технический персонал все знает, как должно быть. Там рояль настраивается перед концертом несколько раз, как и в Риге. Это одна ситуация. Если ты выступаешь в каком-нибудь грязном рок-клубе в Москве, в этом тоже есть свой драйв, своя энергия. Ты можешь себе позволить там вещи, которые в Люксембурге на сцене филармонии не позволишь. Везде хорошо, если ты любишь это дело.

Бабицкий:

- Бывает так, что молодой музыкант сразу попадает в обойму, его берет продюсер, он побеждает в конкурсе, ему дарят суперхиты. Мне кажется, он менее приспособлен к жизни и творческой деятельности, чем те самые сумасшедшие энтузиасты, которые ночами репетируют, сидят в гаражах, паяют сами себе эти гитарные комбики.

Богушевская:

- Наверное, вы правы. Мне трудно сравнивать. У меня никогда не было такой ситуации, чтобы резко на меня упала всенародная слава, эфиры, продюсер, бюджеты. Но я вижу постоянно такие истории, они происходят. Я очень рада, когда с людьми это случается. И всегда потом смотрю, как они с этим справятся и что они потом сделают, когда продюсер выберет себе другого артиста. Мы видели за десятилетия сотню продюсерских проектов, которые возникали, были на всех обложках журналов и в эфирах. И потом куда-то исчезали и сливались. Это такое испытание. Если ты пробивался так 15-20 лет подряд к своей публике, с тобой уже не может произойти того, что может произойти с артистом, который внезапно обрушивается с этой вершины. Я бы не хотела такой судьбы тоже.

Бабицкий:

- Наверное, потому что творцы, которые пишут песни, хотят заниматься музыкой и нести какой-то месседж. А продюсерские проекты работают на рейтинг. Рейтинг пополз вниз – до свидания. Мы найдем другого деревянного человечка, который будет плясать под нашу дудку. Не люблю продюсеров, честно скажу. Мне кажется, они испортили наш шоу-бизнес.

Богушевская:

- Если бы Айзеншпис в свое время не занимался группой «Кино», Цой все равно был бы великим. Но какие-то их песни не были бы записаны так, как они здорово были записаны. А Константин Меладзе, который пишет великолепные мелодии и тоже является продюсером? Или Ким Брейтбург. Есть люди, которые реально умеют создавать. Или Александр Чепарухин – продюсер разнообразных музыкальных проектов. «Сотворение мира» он делал в Казани. Или кучу фестивалей с западными звездами.

Бабицкий:

- Всех уважаю, но не люблю. Слушатели пишут нам сообщения. Ирина, верите ли вы в судьбу?

Богушевская:

- Какой ужасный вопрос. Если я начну на него отвечать, нам не хватит никаких эфиров. Коротко – да, я верю, что, вот такая ситуация. Ты стоишь на железнодорожной станции. Подходят разные поезда. Ты садишься в какой-то из них. В этот момент ты делаешь выбор. А дальше он тебя несет по рельсам. Будут, возможно, какие-то станции, где можно будет сделать пересадку, но какие-то отрезки своей судьбы ты точно проедешь в этом поезде. Как ты себя будешь вести? Будешь ты читать книжку или ты будешь пить и дебоширить в вагоне-ресторане, это твой личный выбор. Но какие-то рельсы точно совершенно есть.

Бабицкий:

- Вопрос от Николая. Песня «39-й трамвай», по легенде, была написана в 39-м трамвае. Если бы сели в шестой троллейбус, была бы другая песня?

Богушевская:

- Слушайте, это не легенда, это правда было так. Я ездила на этом трамвае очень часто из университета в иностранку через Чистые пруды. Очень красивый был маршрут. Если бы села в шестой троллейбус, да. Но он там не ходил.

Бабицкий:

- Есть пожелание. Ирина Богушевская – наш самый любимый музыкант. Мы любим всей семьей. Семья Ланских

Богушевская:

- Спасибо вам, драгоценная семья Ланских. Приходите 14 июня в зал Чайковского. Это будет особенное событие, потому что я впервые в жизни со сцены буду читать свои стихи. Я буду петь в первом и втором отделении. Но у меня к этому дню, надеюсь, будет в руках сборник. И я буду читать стихи, которые лучше помогут понять эти песни. Мы будем делать очень много ранних песен. Пока копалась в черновиках и старых записях, выяснила, что многие из них были абсолютно не стыдные и прекрасные. Просто я всегда так много писала, а возможности издаваться было так мало. Поэтому накопилось в портфеле очень много материала. Какой-то мы вытащим на свет божий. Мне самой ужасно интересно это приключение. Приходите. Вряд ли это повторится когда-нибудь.

Бабицкий:

- Я даже не знаю, чего больше боялся бы. В песне можно спрятаться за музыку.

Богушевская:

- Я выберу такие стихи, в которых не надо прятаться. Я достаточно жестко их отсеивала. У меня такие стопки ранних рукописей, из ста выживают один-два.

Бабицкий:

- Естественный отбор, все-таки Дарвин был прав. Елена из Москвы: НЛО, порталы в иные миры, экстрасенсы. Зачем так много про это говорят?

Богушевская:

- Не знаю. Очевидно, есть какие-то специальные цели у тех, кто про это так много говорит. Экстрасенсы – тема для меня не такая уж далекая. Потому что в 1993 году, когда я разбилась в автокатастрофе и потом полгода лежала в больнице с парализованной рукой, меня спасла и вытащила именно экстрасенс – армянская целительница. Я по гроб жизни ей буду благодарна за это удивительное исцеление. Она смогла увидеть то, чего не видел рентген. Были повреждения, которые мешали руке двигаться, а она их каким-то образом рассмотрела. Люди с такой повышенной чувствительностью есть. Когда-нибудь наука их обязательно исследует и опишет научным языком.

Бабицкий:

- На каждого действительно талантливого человека, который что-то может, десяток, а то и два десятка шарлатанов, которые просто пытаются вас обмануть и вытащить из вас деньги.

Богушевская:

- Согласна. Не надо слепо кидаться от одного к другому. Доверяйте себе. У нас есть внутренний голос, его надо слушать. Если интуиция вам подсказывает, что не надо туда ходить, - не ходите. Лучше от этого не будет. Это опасное вмешательство. Удивительно, но в реальности все время слышишь краем уха, что кто-то пошел куда-то, сделал какой-то заговор, наговор. Эти люди не понимают, что они серьезно нарушают законы вселенной. И за это жестко наказывают. Аккуратно, пожалуйста. Здравый смысл включайте – и вперед. Мне помогла целительница.

Бабицкий:

- Насчет кармических токов вселенной. Когда Эйнштейна спросили, что такое счастье, он сказал: счастье – это равновесие. Когда все в гармонии и не нужно ничего тронуть. И сразу будет несчастье. Что такое счастье для Ирины Богушевской на сегодня? Счастье меняется, наверное.

Богушевская:

- Да, про равновесие Эйнштейн здорово сказал. Я бы ответила своей песней «Ключи в твоих руках». Там начинается со слова «счастье» каждый куплет. А дальше следует разъяснение того, как я понимаю этот термин.

(звучит песня. Для прослушивания записи эфира включите плеер в начале статьи).

Бабицкий:

- Какое же оно грустное – ваше женское счастье.

Богушевская:

- И грустно, когда его нет.

Бабицкий:

- У мужиков все по-другому. Счастье – это когда тебя понимают, когда можно на рыбалку съездить, в футбол поиграть. Ди Каприо – прекрасный актер, недооцененный всеми. Выпустили «Великого Гэтсби», критики начинают с того, что: ну, конечно, он опять копирует себя в «Титанике».

Богушевская:

- Ничего он не копирует. Я думаю, что Ди Каприо начинал как сладкая смазливая мордашка. Мой младший сын Даниил страшно любит фильм «Инсепшн» - сложная драма про путешествие в подсознании и снах. Ди Каприо там вполне такой актер актерыч. Вырос. Почему мы о нем заговорили, как это связано со счастьем?

Бабицкий:

- Для Ди Каприо очень обидным является то, что его все время номинируют на «Оскар» и не дают. Он уже в шаге. Говорит: я на три года из кино уйду, потому что мне обидно. Реализация творческих мечт – есть какая-то вершина, на которую вам хочется забраться и сказать: все, я здесь, я состоялась в своем собственном понимании как мега-человек?

Богушевская:

- Какую-то свою программу мечт я выполнила. Потому что я реально мечтала выступать в Кремлевском дворце съездов. У меня был там сольный концерт, я там выступаю в сборных концертах ко дню кого-нибудь. Пока не ко Дню милиции. Вот это мечта, конечно, заветная. Это вершина – ко Дню милиции.

Бабицкий:

- Научишься петь песню «Спрячь за высоким забором девчонку, выкраду вместе с забором» - сразу позовут. Они ее любят.

Богушевская:

- Я запишу ваш рецепт. Если серьезно, то мне кажется, если идти, не останавливаться и получать удовольствие от того, что ты встречаешь на своем творческом пути, совершенно неизвестно, какие еще могут быть эти самые вершины. Кто мог ожидать, что мы станем гостями Люксембургской филармонии? Неожиданно, правда же?

Бабицкий:

- Многие из нас не ожидали, что в Люксембурге есть филармония, если честно.

Богушевская:

- Прекрасная филармония, одна из лучших по акустике в Европе. Конечно, не лучше ханты-мансийской «Югры Классик», но ничего так тоже.

Бабицкий:

- Про Ди Каприо заговорили потому, что критики так настроены, что если теперь он кого-то в любом фильме из женщин обнимет со спины, они скажут: все, он копирует «Титаник». Сплошные стереотипы. Две мои бывших жены обожали творчество Ирины Богушевской. Одна из них вышла за меня замуж только из-за песни «Легкие люди». А вторая развелась после песни «Не из твоего ребра».

Богушевская:

- Шокирующие признания.

Бабицкий:

- Сказала: я всё поняла после этой песни. Вы, Ирина, поведенческую модель женщинам часто подсказываете своими песнями. Они же не понимают, что это, скорее, лирическая героиня, а не вот так надо жить, и живут прямо как… Есть какая-то социальная ответственность: что же я наделала?!

Богушевская:

- Теперь будет. Теперь я триста раз подумаю, прежде чем что-нибудь такое написать. Должна признаться честно, я не только конструирую лирических героинь из воздуха, я их напитываю своими переживаниями и своим мировоззрением. В частности, история про песню «Не из твоего ребра» просто то, что если ты чувствуешь, что отношения рушатся и в них появляется какая-то фальшь, наверное, не стоит за них цепляться. Свобода и то самое равновесие, о котором так прекрасно сказал Эйнштейн, мне кажется, дороже какого-то притворства и «семейного» счастья, которое на поверку оборачивается адом.

Бабицкий:

- А еще мне все время хочется понять: кто чаще обманывается в ожиданиях – женщина или мужчина? Когда начинаются разговоры: я отдала тебе лучшие годы, я надеялась, я хотела, я мечтала, - все это обычно выглядит очень жалко и нелепо. А где были глаза с самого начала?

Богушевская:

- А где была твоя голова? Знаете, это не связано никак с гендером. Это не половое различие. Это просто способность человека обманываться. Как мужчины, так и женщины. Я знаю мужиков, которые тоже навешивают дикое количество конструкций себе на голову и ходят в них, как в скафандре. А когда потом этот скафандр упирается в жесткую стенку и со звоном рушится, у человек шок, он никак не ожидал. Ты же была такая прекрасная, а вот теперь ты такая ужасная. А на самом деле сигнальчики были, но скафандрик их не пропускал. Здесь теток обвинять можно, но проще признать, что есть люди, склонные обманываться. И они таки найдут себе обязательно вот эту возможность.

Бабицкий:

- Как у Пушкина: «Обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад».

Богушевская:

- Даже Пушкин это говорил.

Бабицкий:

- Страшно не хочется расставаться. Предлагаю еще встретиться в нашем проекте.

Богушевская:

- Спасибо.

Бабицкий:

- Послушаем на прощание песню.

Богушевская:

- Она, скорее, уже отпускная. Настроение в ней чемоданное. Она не совсем была про отпуск написана, но для лета подойдет отлично.

Бабицкий:

- Удачи всем!

0

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ