2015-02-04T05:48:50+03:00

Детские сердца в надежных руках

Со 2 по 15 августа на базе Кузбасского кардиологического центра состоялся визит группы специалистов Русско-Американской Медицинской Ассоциации (РАМА) и делегации Международного Фонда «Детское сердце»
Изменить размер текста:

Это уже второй приезд иностранных кардиологов в Россию в рамках трехстороннего Соглашения о взаимном сотрудничестве, подписанного 1 августа 2008 года Департаментом охраны здоровья населения Кемеровской области, Кузбасским кардиологическим центром и Русско-Американской Медицинской Ассоциацией.

Почему для работы выбрана именно Сибирь? Каков профессиональный уровень кузбасских кардиологов? Можно ли предотвратить врожденный порок сердца еще до появления ребенка на свет и какова статистика успешных операций?

О Сибири

- Яков Львович, в чем цель работы Русско-американской медицинской ассоциации?

- В настоящее время наш самый большой проект – Siberian Pediatric Heart Project – касается именно создания детской кардиологической службы в Сибири. Он разработан и ведется в сотрудничестве с международным фондом «Детское сердце».

А Ассоциация хоть и называется русско-американской, на самом деле объединяет специалистов самых разных уровней, живущих по всему миру – Европе, Южной Африке, США, Канаде. Ее цель – совместная научно-практическая работа, привлечение российских специалистов на обучение, стажировки, получение квалификации в лучших медицинских учреждениях Америки и Европы. То есть все возможные способы участия в решении той или иной задачи.

-Почему выбрана именно Сибирь? У нас настолько высок уровень сердечно-сосудистых заболеваний или это просто хорошо знакомый вам регион?

- Не стану скрывать: я действительно вырос и начинал свою работу именно в Кузбассе, а академик Леонид Семенович Барбараш – мой учитель. На протяжении долгих лет поддерживаю контакт и с ним, и с моими друзьями-однокурсниками, вижу, как развивается наш Кардиологический центр.

- Как вы оцениваете уровень подготовки кузбасских хирургов: профессиональные навыки, техническая оснащенность? Что иностранные и российские врачи могут дать друг другу?

Том Мир:

- Лично я ничего не знал о работе кузбасских медиков пока сюда не приехал. Признаюсь: был удивлен увиденным – как профессионализмом, так и серьезной технической базой. Думаю, у сибиряков есть чему поучиться. Но программа по детской кардиологии и кардиохирургии только начала развиваться. И это именно то, что сейчас мы можем дать местной медицине.

Яков Эльгудин:

- Вне всяких сомнений, дан старт долгосрочной программе формирования детской кардиологической и кардиохирургической служб на базе Кузбасского кардиоцентра. Она будет включать обучение местных специалистов всех уровней во время таких приездов и периодическую их подготовку за рубежом – в Германии и США. Конечной целью совместного проекта является создание такой ситуации, когда всем детям Кемеровской области и, может быть, даже соседних регионов не нужно будет никуда ездить на операцию. Все необходимые исследования и операции будут проводиться на месте, на самом высоком мировом уровне.

Об актуальном

- Могут ли больные с врожденным пороком сердца жить нормальной жизнью? В чем их ограничения?

Дмитрий, г. Кемерово

Яков Эльгудин:

- Разновидностей врожденного порока сердца много, поэтому ограничения прописываются индивидуально. Точно могу сказать: 90% пороков сердца оперируется - и больной возвращается к нормальному качеству жизни. Главное – вовремя поставить диагноз и сделать операцию. В противном случае - даже если человек попадает в эти 90%, но болезнь вовремя не выявлена – исход может быть летальным.

Том Мир:

- Рождение с врожденным пороком сердца означает постоянные консультации с кардиологом. Но это возможно только в том случае, если создана хорошо развитая инфраструктура – от технической оснащенности больниц до доступности врачебных приемов. В этом смысле детская кардиохирургия – очень важное направление медицины. Ведь врожденный порок сердца – один из наиболее распространенных диагнозов, с ним рождается каждый сотый ребенок. Если общество хочет развиваться, необходимо позаботиться как раз об этом слабом звене.

- Мой сын недоношен на три недели, родился с весом 2400. При вынашивании УЗИ не показывало никаких изменений. После рождения врачи сказали, что слабо бьется сердце, теперь ставят диагноз – врожденный порок сердца. Мы в замешательстве. Есть ли сегодня точная диагностика? Где и как ее можно сделать?

Ольга Петрова, г. Белово

Том Мир:

- У детей далеко не все дефекты можно выявить сразу, поэтому порой требуется длительное наблюдение. Прежде всего, вам нужно прийти к детскому кардиологу и сделать эхокардиограмму. Желательно сделать это в областном кардиоцентре – возможностей здесь определенно больше.

Яков Эльгудин:

- Если сразу не проводить специальных обследований, выявить признаки врожденного порока сердца у ребенка можно и в три года, и в пять лет. Большинство пороков сердца выявляется с опозданием - именно потому, что обследование у кардиолога не является обязательным. Если вас что-то беспокоит – не откладывайте визит к врачу.

- Как за границей определяется врожденный порок сердца у детей?

Марина, г. Новокузнецк

Том Мир:

- В Европе для каждого ребенка существуют определенные возрастные пороги, когда он должен непременно посещать врача. Тогда проводится полное обследование и осмотр. Если ребенок не набирает вес, у губ и ногтей появляется синий оттенок или ярко проявляются другие симптомы сердечной недостаточности, ребенка отправляют к детскому кардиологу. Но, как и в России, никто не будет просить родителей сделать кардиологическое обследование сразу. Вот почему любому обществу нужна хорошо развитая кардиологическая инфраструктура – чтобы в случае необходимости быстро предотвратить любые нежелательные последствия.

Президент Русско-Американской Медицинской Ассоциации (РАМА) Яков ЭЛЬГУДИН Фото: Ольга ТИТОВИЧ - Что вызывает появление врожденного порока сердца? Можно ли диагностировать ВПС у ребенка еще во время беременности матери?

Виктория, г. Кемерово

Том Мир:

- Вероятность диагностировать врожденный порок сердца высока после 20 недели беременности. Внутриутробные ЭКГ делаются и в России, здесь достаточно хороших специалистов - два дня назад я лично видел, как проводилось подобное обследование.

Если говорить о причинах рождения детей с пороком сердца, я бы сказал – это судьба. Никаких специфических причин нет. Если не считать те редкие случаи, когда имеются какие-то наследственные аномалии. Но таких случаев меньше 10%.

- У нас в роду есть сердечная патология. Сейчас я нахожусь на небольшом сроке беременности и беспокоюсь – не значит ли, что я попадаю в группу риска? Что можно сделать, чтобы предотвратить развитие заболевания у ребенка? Если врожденный порок сердца обнаружен еще в ходе беременности, как поступить?

Марина, г. Кемерово

Том Мир:

- Вы ничего не можете сделать, чтобы предотвратить заболевание – они или есть, или нет. Если в роду или у родителей имеется сердечная патология, шансы ребенка родиться с пороком сердца возрастают – но только на 3%. Вам нужно обратиться к своему гинекологу, рассказать историю заболеваний своей семьи, поделиться сомнениями. И если будет необходимость, вас отправят к специалисту, который сделает внутриутробное ЭКГ. Если врожденный порок сердца все-таки выявят, хорошо подумайте, прежде чем прерывать беременность - большинство врожденных пороков сердца сегодня можно прооперировать. И вернуть ребенка к нормальной жизни.

- Идея нашего проекта как раз и заключается в том, чтобы создать в Кузбассе детскую кардиологическую службу, соответствующую всем мировым стандартам – как в отношении исследований, так и сложных операций. Поэтому не торопитесь прерывать беременность, лучше проконсультируйтесь с детским кардиологом. Если решите прервать – дело ваше, если нет – у вас будет полная возможность такого ребенка вылечить.

- Как формируется очередь на операцию? Куда нужно обращаться, и в какие сроки она будет проведена?

Евгения, г. Кемерово

Яков Эльгудин:

- Дети с врожденным пороком сердца могут быть прооперированы в самом разном возрасте. Наиболее тяжелые случаи требуют операции в течение первой недели – в крайнем случае, в течение месяца. Обращаться нужно непосредственно в областной кардиоцентр, очередь формируется в течение года. Если ваш случай требует безотлагательного вмешательства и возможности ждать нет, вопрос будет решен сразу.

О личном

- К какому социальному сословию вы себя относите? Можно ли стать богатым, занимаясь любимым делом? И что бы вы посоветовали кемеровским врачам?

Наталья, г. Кемерово

Яков Эльгудин:

- Если у кого-то существует убеждение, что врачи за рубежом – богатые люди, это неверно. Может быть, они не бедные, но совершенно точно - не богатые. Другое вопрос, что именно понимать под богатством? Лично я обожаю то, что я делаю, поэтому не беспокоюсь, как проходит моя жизнь – правильно или нет. Моя работа дает мне чувство нормальной человеческой уверенности, что я живу хорошо. Потому что делаю то, что хочу.

Президент Русско-Американской Медицинской Ассоциации (РАМА) Яков ЭЛЬГУДИН и руководитель детского кардиологического отделения Университета Гамбурга Томас МИР Фото: Ольга ТИТОВИЧ Том Мир:

- Действительно, вы должны любить то, что делаете. Если вы не любите свою работу, ни счастья, ни благополучия она вам не принесет.

- Добрый день, Яков Львович! Действительно ли Вы сами когда-то работали в кардиоцентре? Что изменилось со времени вашего отъезда? Изменился ли город? Каковы впечатления от Кемерова Вашей дочери, которая, как говорят, приехала с Вами?

Дмитрий Петрович, г. Кемерово

- Я работал в кардиоцентре, когда кардиоцентра как такового еще не было. Окончил институт 20 лет назад, учился в ординатуре у Леонида Семеновича Барбараша, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Потом уехал в Америку. Сейчас работаю кардиохирургом и очень рад, что получил возможность вернуться в Кузбасский кардиоцентр с миссией по детской кардиохирургии. Изменилось здесь очень многое. У меня правда не было времени посмотреть на другие больницы города, но совершенно точно: кардиоцентр сегодня представляет собой современное медицинское учреждение - и снаружи, и внутри, но главное - по квалификации врачей. За 15 лет, что меня здесь нет, совсем другим стал и город.

А моя дочь осталась под большим впечатлением от визита. Правда, приезжала она с нами в прошлом году – в этом не получилось из-за учебы в университете. В прошлом году они вместе с подругой были нашими полноценными помощниками: занимались детьми до операции - чтобы они себя хорошо чувствовали, выхаживали их после операции. И потом целый год ни о чем другом говорить просто не могли – настолько работа по спасению детских жизней их потрясла. Думаю, этот опыт теперь перекрыть ничем не удастся, они всегда будут помнить, что это такое – помогать людям, делать сложную, но такую необходимую работу.

 
Читайте также